novoevmire.biz
Армия

Балтийский ключ: как Красная армия взяла Данциг и Гдыню


Восточно-Померанская операция, в ходе которой в марте 1945 года пали крупные военно-морские базы немцев в Данциге и Гдыне, не относится к числу самых известных. Тем не менее, эти сражения имели исключительное значение на завершающем этапе Великой Отечественной войны. Благодаря победам на берегах Балтики, командование Красной армии смогло сконцентрировать силы на главном направлении, и битва за Берлин началась в соответствии с планами советского командования.

Не все знают, но в последние недели войны был момент, когда Красная армия наступала не с востока на запад, а с запада на восток. Происходило это под Данцигом и Гдыней в конце марта 1945 года. Такое направление не было заранее спланированным. Напротив, операцию пришлось менять на ходу. Причин тому было несколько. Во-первых, наступление 2-го Белорусского фронта в Восточной Померании, которым командовал тогда Константин Рокоссовский, стало пробуксовывать. Во-вторых, на конференции в Ялте союзники прямым текстом просили у Советского Союза содействия в разгроме баз немецких подводных лодок в Данцигской бухте.


Поддержали танковой армией

Своим появлением на карте Европы город Гдыня обязан Версальскому договору. Когда Данциг объявили вольным городом, нуждавшаяся в порту на Балтике Польша вынуждена была построить его практически с нуля. Новую морскую гавань решили возвести в небольшой рыбацкой деревне Гдинген, которая в 1920-1930 годах стремительно превратилась в город Гдыня. Позже порт стал базой боевых кораблей германского ВМФ.

Решением проблемы Восточной Померании стал поворот на север крупных сил соседнего 1-го Белорусского фронта Георгия Жукова. Это привело к провалу германской обороны и выходу Красной армии к Балтийскому морю. После этого к Рокоссовскому перешла в подчинение 1-я гвардейская танковая армия Михаила Катукова — серьезная сила. Жуков отдал это объединение неохотно и предупредил: «Армия должна быть возвращена точно в таком же составе, в каком она к вам уходит!»

Однако использование танковой армии Рокоссовским нельзя не назвать спорным. Он направил танкистов прямо на Данциг и Гдыню. Более логичным и разумным решением было бы отсечь от портов отступающего противника и окружить его в полях и лесах. Вместо этого врага стали оттеснять к крупным городам, которые сами по себе были «крепкими орешками».

Армия Катукова вышла к Гдыне 12 марта. Оборона города и порта с суши опиралась на систему пунктов ПВО, возведенных для обороны базы с воздуха. Они опоясывали населенный пункт сплошным кольцом в радиусе 12 — 15 км от его центра. Расположение объектов ПВО на господствующих над местностью высотах, наличие готовых артиллерийских позиций и долговременных сооружений, готовая сеть наблюдения и связи давали неоспоримые преимущества обороняющимся.


Еще одной проблемой стал состав пехоты, вместе с которой танкистам предстояло штурмовать город. 19-я армия прибыла из Карелии и до этого имела весьма специфический опыт противостояния с финскими частями. Немецкие подразделения требовали других навыков. Собственно, медленное продвижение 19-й армии в Померании в феврале 1945 года частично объяснялось недостаточным опытом ее солдат. Проблема была сочтена кадровой. 6 марта бессменный командующий 19-й армией с 1942 года Георгий Козлов был заменен на генерал-лейтенанта Владимира Романовского. Последний также имел опыт боевых действий на Северо-Западе, но более богатый в плане противостояния немцам.

Мешала распутица

Противником советских войск под Данцигом и Гдыней являлись остатки 2-й немецкой армии общей численностью 100-120 тыс. человек. Не добившись успеха в попытке взять порты с ходу, Рокоссовский 18 марта выстраивает план последовательного разгрома германских частей. На первом этапе задачей войск было выйти к побережью в районе Цоппота и овладеть районом Гдыни. Возможность реализации этого плана была оценена весьма оптимистично: предполагалось справиться с немцами уже к 22-23 марта.

Серьезным препятствием стала наступившая распутица. В отчете штаба 1-й гвардейской танковой армии по итогам боев отмечалось: «Распутица и сильно пересеченная местность, покрытая лесом, вынуждали действовать вдоль шоссе, так как попытки наступать вне дорог приводили к тому, что танки застревали в грязи, становясь мишенью для самоходок и артиллерии противника».


На улицы Гдыни пехота 19-й армии ворвалась 26 марта. Начались уличные бои, в которых танки стали ядром штурмовых групп. Помимо катуковцев наступление поддерживала 1-я танковая бригада Войска Польского. На завершающем этапе боев, 27 марта, когда судьба города была уже решена, 1-ая гвардейская танковая армия была изъята из подчинения Рокоссовского и вернулась на берлинское направление.

Танки и самоходные артиллерийские установки (САУ) были отправлены по железной дороге, а остальные части возвращались своим ходом. Однако урон 1-ая гвардейская понесла серьезный. Было потеряно 68 танков и САУ, 120 машин получили повреждения, 33 — завязли, 67 вывели из боевых порядков по естественному износу. После возвращения армии в Ландсберг было списано по израсходованию моточасов еще 115 танков и САУ. Пожелание Жукова «Армия должна быть возвращена точно в таком же составе, в каком она к вам уходит!» в отношении численности техники выполнено не было.

28 марта войска 19-й армии полностью захватили город и порт Гдыню. Советские войска взяли 18 985 пленных, около 200 танков и самоходных орудий, 600 орудий разных калибров и назначений, 1 068 пулеметов, 71 самолет, 6 246 автомобилей и 20 различных кораблей. Также Красной армии достался взорванный экипажем старый броненосец «Шлезвиг Гольштейн», с выстрела которого началась 1 сентября Вторая Мировая война. Линейный корабль «Гнейзенау» (сильно поврежденный бомбардировками) был потоплен поперек фарватера своими торпедными катерами в день, когда немцы оставили город.

Результат боев за Гдыню, конечно же, можно оценить как победу. Буквально через несколько дней пал Данциг. Восточно-Померанская немецкая группировка была разгромлена. Еще в ходе боев войска Рокоссовского начали готовиться к переброске на запад и участию в битве за Берлин. Они не успели к началу сражения. Тем не менее угроза в Померании была ликвидирована, а войска, нацеленные на Берлин, напротив, усилены.

источник: iz.ru


Еще по теме