novoevmire.biz
Экономика

Приемлемые цены на нефть гарантируют финансовую стабильность в России


Заявление Центробанка РФ о том, что российский регулятор не видит рисков для финансовой стабильности России, является логичным – заключает доцент кафедры «Макроэкономика» Финансового университета при правительстве РФ Петр Арефьев.


ЦБ РФ был вынужден пойти на снижение ставки

Напомним, что глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина заявила, что сейчас в России нет рисков для финансовой стабильности, поэтому последнее решение о снижении ключевой ставки в России до 7 процентов годовых основано на базовом прогнозе.

По этой причине Центробанк РФ принял решение публиковать негативный сценарий развития ситуации в экономике России только один раз в год в отличие от базового сценария, который будет публиковаться четыре раза в год. Интересно, что эта оценка зависит от того, какие на мировом рынке будут стоять цены на нефть, где, сейчас, как известно, актуален диапазон в 55-60 долларов за баррель марки Brent.


«Когда мы говорим о высокой процентной ставке, и о сдерживании данного показателя Банком России, то надо понимать один важный момент, который заключается в том, что в рамках санкций нас обрезали от долгосрочного кредитования», — заключает Арефьев.

Отметим, что данное обстоятельство негативно повлияло на насыщение российской экономики деньгами, из-за чего возникли трудности с реализацией многих российских проектов. В то же время, краткосрочные кредиты нам сегодня на Западе выдают.

Поэтому любое снижение ключевой ставки Центробанка РФ благотворно сказывается на российской экономике.

«Что касается снижения ставки, то Банк России не может не реагировать на то, что происходит в мире, а именно на то, что ключевые мировые игроки снижают свои процентные ставки – например, это последние действия американской ФРС», — констатирует Арефьев.

Как замечает эксперт, ФРС заявила, что будет снижать свою процентную ставку. Таким образом, даже если в Центробанке РФ и хотят дальше сдерживать инфляционный рост путем завышения этого финансового показателя, эффективность такой политики будет низкой,

«Просто спекулянты не смотрят на российскую процентную ставку и спокойно берут то, что им нужно из внешних источников, когда они играют на валютном рынке. В результате, наш финансовый регулятор выбирает здесь наименьшее из зол», — резюмирует Арефьев.

К тому же, снижая процентную ставку и удешевляя кредитование наших экономических субъектов, т.е. делая его более доступным, мы стимулируем оживление в реальном секторе российской экономики. Например, при снижении ключевой ставки у нас пойдет вниз ставка по ипотеке, т.е. на первичном рынке она точно будет ниже, и это, естественно, очень позитивное последствие.


«Данное событие стимулирует строительную отрасль, на которой много чего держится. Это и отделочные материалы, и сантехника, и все остальное в этом духе, что во многом является внутренним производством, поэтому добавленная стоимость в нашей стране будет создаваться. Вместе с ней будет расти и налогооблагаемая база, а значит и доходы федерального бюджета», — заключает Арефьев.

По словам Петра Владимировича, перед нами позитивное событие с точки зрения экономической ситуации в России и оживления экономического роста, вследствие чего, данное решение Центробанка РФ по ключевой ставке, совершенно точно, пойдет нам во благо.

Мы продолжаем зависеть от нефти

«Впрочем, финансовые риски здесь также присутствуют. По этому вопросу показательно заявление министра экономического развития РФ Максима Орешкина, который отметил, что бюджет сбалансирован так, что 40 долларов за баррель нефти нас устраивает. И что важно, саудитов устраивает 60 долларов за баррель нефти, из-за чего у нас нет серьезных рисков», — констатирует Арефьев.

Здесь имеется в виду так называемое бюджетное правило, согласно которому наш федеральный бюджет с 2016 года имеет точку отсечения в рамках мировых цен на нефть. Тогда это была цена в 40 долларов марки Brent, а в 2019 году это где-то 42 доллара за баррель.


Точка отсечения с каждым годом увеличивается по причине инфляции американского доллара, и еще не надо забывать про то, что наш бюджет высчитывается от марки Urals, которая стоит меньше марки Brent. Так что, нам необходима цена где-то в 45 долларов Brent.

«С этим тезисом Орешкина можно поспорить, хотя с учетом накопленных золотовалютных резервов мы сможем поддерживать курс рубля и в ситуации, когда нефть будет стоить 40 долларов за баррель, но, тем не менее, здесь многое зависит от долгосрочности этой тенденции, поскольку в таких делах никто не отменял специфический фактор психологии», — резюмирует Арефьев.

Именно этот фактор позволил обвалить цены на нефть в 2015 году ниже 30 долларов за баррель, и это, безусловно, был спекулятивный момент, но он базировался на настроениях, которые часто влияют на волатильность рыночных цен на нефть больше, чем общая ситуация на рынке.

«Соответственно, сложно говорить о том, что у российской экономики нет финансовых рисков», — заключает Арефьев.

Другой вопрос, что именно на сегодня общей ситуации в России ничего угрожает, а что касается цен на нефть, то непонятно, как они себя поведут в случае эскалации торговой войны Китая и США. Это вообще может обвалить большинство сырьевых рынков в мире.

Так что, как экспортер ресурсов, мы продолжаем зависеть от внешней конъюнктуры, которая для нас пока вполне нормальна.

источник: rueconomics.ru


Еще по теме