novoevmire.biz
Экономика

Тарифные претензии «Нафтогаза» заставят «Газпром» перейти к новым транзитным маршрутам


Существует прямая угроза нового политического решения со стороны шведских арбитров в рамках нового спора между Россией и Украиной – считает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов.

Требования украинцев по тарифу выглядят странно

Исполнительный директор компании «Нафтогаз» Юрий Витренко заявил, что сумма исковых требований к компании «Газпром» может быть снижена до менее 2 млрд долларов в случае сохранения объемов транзита газа, а также доходов от него на прежнем уровне.

Фактически, украинцы здесь требуют 90 млрд кубов стабильного транзита в год и 3 млрд долларов доходов, что является нереальным из-за строительства новых российских газопроводных систем «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Другой вопрос, что украинцы подали иск в Стокгольмский арбитраж на 11,8 млрд долларов по транзитному договору, который действует между Россией и Украиной.

Здесь украинцами предполагаются и проценты, которые увеличат сумму исковых требований «Нафтогаза» до 12,3 млрд долларов.

«В вопросе транзитных тарифов нужно учитывать то обстоятельство, что стоимость транзита газа через Украину является для «Газпрома» самой высокой и намного превосходит издержки, которые эта компания имеет в рамках «Северного потока», — констатирует Правосудов.


Как замечает эксперт, по этой причине требования украинцев увеличить стоимость тарифа выглядят странно, поскольку и без этого перед нами наиболее высокий тариф – даже если сравнивать украинский транзит с транзитом через соседнюю Белоруссию.

«Понятно, что стопроцентного удовлетворения своих требований украинцы не получат, но, как мы знаем, Стокгольмский арбитраж способен на самые сомнительные решения. Ведь в рамках известного решения о штрафе в 4,6 млрд долларов этот орган присудил украинцам деньги, которые выглядят просто неадекватно, и нет никакой гарантии, что такая ситуация не будет повторена», — резюмирует Правосудов.

Это обстоятельство прекрасно понимают в России, с чем и связано требование нашей страны, что все вопросы с Украиной должны решаться «пакетно», т.е. Москва не готова подписывать соглашение по транзиту газа до тех пор, пока не будут урегулированы судебные споры.

«В договоре 2009 года записано, что все споры между контрагентами должны решаться в рамках Стокгольмского арбитража. Тут надо с юристами говорить о том, какие здесь есть альтернативы для будущих контрактов, но не думаю, что, например, Лондонский арбитраж будет лучше для нас, нежели Стокгольмский», — заключает Правосудов.


России надо подумать, а нужно ли вообще работать с Украиной

Профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук Дмитрий Лабин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что эти требования Украины напомнили тезис, что с проблематичными контрагентами не надо вступать в договорные отношения.

«Конечно, смена арбитражного органа вряд ли имеет смысл и вряд ли здесь получится, поскольку речь идет о споре, который выходит из частноправового договора, и в данном случае сторонами являются два юридических лица, являющиеся иностранными по отношению друг к другу. В международном частном праве есть концепция автономии воли, которая позволяет сторонам договоров, во-первых, подчинить свой контракт той правовой системе, о которой они сами договорились, а, во-вторых, передавать свои споры в определенный арбитраж», — констатирует Лабин.

Именно это мы и наблюдаем на примере сложившейся ситуации, поскольку это не единственный спор, который рассматривается в таком порядке между этими двумя контрагентами. Поэтому по текущей ситуации с новым украинским спором рекомендация может быть одна – поскольку перед нами состязательный процесс, российской стороне необходимо подготовить свою позицию и отстаивать ее в рамках арбитража.

«В случае, если решение третейского суда будет неблагоприятным – как известно, оно вступает в силу сразу, то процедуры апелляции здесь нет, но существуют возможности по обжалованию данного решения арбитров в государственном суде», — резюмирует Лабин.


Именно такой порядок сегодня реализуется в контексте второго решения Стокгольмского арбитража, в рамках которого «Газпром» пытается оспорить данное решение в государственном суде Швеции, но пока непонятно, сможет ли это действие привести к успеху.

«Что касается будущих отношений России и Украины, то в силу равенства сторон, никакое давление на контрагента с целью заключить контракт с определенными условиями не будет иметь юридической силы», — заключает Лабин.

По мнению Дмитрия Константиновича, единственным возможным путем для заключения нового транзитного соглашения между «Газпромом» и «Нафтогазом» является формирование единой воли сторон, направленной на заключение нового международного контракта.

«Поэтому если не будет заключен контракт, то и никаких правовых претензий не может возникнуть. Поэтому нужно либо детально прорабатывать проект договора, пока он не вступит в силу, учитывая ту практику, которая сложилась между «Газпромом» и «Нафтогазом», либо надо отказаться от сотрудничества со столь проблематичным контрагентом», — констатирует Лабин.

У юристов существует термин проблематичный контрагент, который постоянно сутяжится по всем возможным поводам.

«Просто возникает вопрос, зачем иметь дело с таким сложным контрагентом, и как было правильно замечено, что к настоящему моменту есть альтернативные пути для обеспечения более стабильных поставок газа европейским контрагентам», — резюмирует Лабин.

источник: rueconomics.ru


Еще по теме