novoevmire.biz
Общество

Безводный режим


Жители села Романовка Ростовской области, расположенного в донской глубинке, забили тревогу. В селе практически не осталось качественной питьевой воды. И ситуация усугубляется с каждым годом. Технической же водой нельзя даже поливать огород. К тому же плата даже за такую техническую воду вдруг ощутимо ударила по кошельку небогатых сельчан. Корреспондент «РГ» выехал в безводную Романовку, чтобы разобраться в ситуации.
Романовцы стараются не думать о том, что будет, если вода уйдет из единственного доступного колодца. Фото: Тагир Раджавов

Сельчане спасаются как могут: заказывают привозную воду из Нового Егорлыка — административного центра Новоегорлыкского сельского поселения, к которому относится Романовка, заливают ее впрок в специально приготовленных подземных бассейнах, возят бутилированную воду из соседней Калмыкии, пытаются найти живительную влагу с помощью скважин, собирают дождевую воду и топят снег. Но бассейны для привозной воды есть не в каждом дворе, да и поддерживать их в должном состоянии под силу не каждому. На воду в бутылях тоже денег хватает не у всех. Из колодцев и скважин вода уходит, а та, что еще осталась, может привести к проблемам со здоровьем. Местные жители рассказывают о камнях в почках и онкологии и связывают эти недуги с плохой водой.



Ростовская область вышла в лидеры по разнообразию мышей

— Наша техническая вода содержит большое количество щелочи и не пригодна даже для полива. Если ею поливать грядки, земля становится дубовой, как камень, и после этого ничего не растет. Такую воду можно использовать только чтобы напоить скотину или постирать. Но некоторые от безысходности пьют ее и готовят на ней чай и пищу. Это сразу чувствуется по вкусу. Мне помогли дети — поставили фильтры для очистки технической воды. Но это дорого: фильтры стоят по пять тысяч, быстро загрязняются и их надо часто менять. В этом году я сменить фильтры не смогла. Пришлось все лето ездить в Калмыкию за водой в бутылках. Сделала себе во дворе скважину, но в ней вода мутная, глинистая и тоже не годится для питья, — рассказывает Валентина Чуб.

Она показывает свое подворье. Чтобы не остаться без живительной влаги, сельчанка использует все возможности. Кроме скважины и фильтров, на подворье есть бассейн для привозной воды — герметичная яма с крышкой. Не дай Бог там появится трещина: вода уйдет, как в пустыне. На крыше дома — желоба, а под крышей — емкости для сбора дождевой воды. Но сельчане сетуют на то, что дождей с каждым годом становится все меньше. Да и снега натопить на воду удается не всегда: зимы в последнее время пошли бесснежные. И все же такой двор с "резервным" водоснабжением в Романовке считается чем-то вроде оазиса.


— У нас бассейна нет, поэтому привозной водой не пользуемся. А техническая вода даже цвет имеет коричневатый, в ней видны плавающие хлопья. Если же ее вскипятить, в чайнике появляется густой налет, как песок. Поэтому мы берем воду из сельского колодца. Да, она тоже не очень подходит для питья, а что делать? Отстаиваем, пьем. Но в колодце разные люди набирают воду. Висевшее там общее ведро украли. Теперь за водой каждый ходит со своим, а хозяйки всякие бывают. Одна придет с чистым ведром, другая — с грязным, чуть ли не из-под навоза. А если кто-то за водой на тракторе приедет, то и вовсе может бросить грязный шланг в колодец, чтобы накачать себе бочку воды, — рассказывает Людмила Коляда.

Даже грязная техническая вода, от которой ржавеют краны, оказалась недешевым ресурсом

Единственный доступный колодец, в котором набирают воду сельчане, находится на въезде в Романовку возле канала, от которого осталось лишь сухое русло. Иногда в канале появляется вода, но сейчас он напоминает грязную высохшую канаву, на дне которой не разглядишь даже ручейка. Дорога к колодцу — тоже грязная, разбитая. Сам колодец кое-как прикрыт самодельной крышей из досок и шифера. Городскому жителю такие условия могут показаться, мягко говоря, близкими к антисанитарным, но этот источник хоть как-то спасает положение.


— Бывает рыбой и тиной вода здесь пахнет, а летом порой и вовсе муть стоит в колодце, — рассказывает Надежда Валуева.

А Надежда Третьякова добавляет: "После такой воды случается, дети животами маются".

За водой сюда приезжают кто на чем может. Под водовозки романовцы приспосабливают машины, мотоциклы, велосипеды, обычные тачки и трактора. На тракторе, кстати, проехать по грязи к колодцу удобнее всего.

Как говорят сельчане, в спасительном колодце уровень воды не постоянный. А о том, что будет, если и эта вода вдруг уйдет, они стараются не думать. Между тем, в последнее время даже с грязной технической водой, которая течет по оставшемуся от развалившегося колхоза водопроводу, и от которой быстро ржавеют и выходят из строя краны, тоже появились проблемы. Она оказалась недешевым ресурсом, для получения которого сельчанам еще нужно потратиться.


На Дону закрыли цех по производству алкоголя на основе воды из бассейна

— Нас начали заставлять делать колодцы за территорией подворья — там где проложена центральная труба. Именно в этом месте мы теперь должны поставить счетчики на воду, а потом в колодце снимать показания счетчика. А у нас, например, рядом проходит дорога и газовая труба. А что будет, если кто-нибудь снимет крышку от колодца? Если в колодец кто-то упадет? Если сломают там что-то, если разобьют? Кто будет отвечать? У меня есть счетчик на воду во дворе, я сделал поверку, но, как выяснилось, без проекта и подключения за границей подворья, счетчик недействителен.


за проект нужно заплатить 1600 рублей. В общем, меня перевели на общий тариф. Если раньше за месяц набегало максимум 3 куба воды, то сейчас я плачу за 5-6 кубов. Как их насчитывают — непонятно. И мои объяснения о том, что я технической водой не поливаю, чтобы не испортить землю, а пользуюсь для полива водой из скважины не слушают. Я обращалась в прокуратуру, но это не помогло. В конце концов, махнула рукой, заплатила за проект. Но как его будут делать, если в селе практически нет проекта водоснабжения? Кто-то помнит, где труба лежит, кто-то — не помнит. Когда проводили газ, из-за этого много порывов водопровода было, — рассказывает Валентина Чуб.

— По тарифу насчитали за полив по четыре тысячи рублей в месяц, вне зависимости от того, кто и как пользуется технической водой. А где такие деньги взять пенсионерам? — вздыхает Лариса Мищенко.

Сельчане рассказали еще об одной проблеме. Из-за недостатка воды по-настоящему большой бедой может стать пожар.

— Уже бывало у нас в селе такое: сгорел дом, сарай, гараж. Спасают фермеры, которые держат на такой случай запас воды в бочках. Но в мороз могут возникнуть проблемы. А пожарную машину придется ждать или из Яшалты в Калмыкии или из Нового Егорлыка, — рассказывает Валерия Николаева.

Комментарии

Виталий Кагальницкий, ведущий специалист администрации Новоегорлыкского сельского поселения:


— У нас в селе нормальной питьевой воды никогда не было. Желающие, конечно, копали у себя колодцы, но у всех вода разная — это как попадешь. И эти колодцы к администрации отношения не имели. На многих подворьях есть скважины. У меня, например, тоже есть. Но мы оттуда воду не пьем. Пять лет назад взяли пробу: оказалось превышение сухих веществ и солей в семь раз. Население предупреждали, что питьевой воды в селе нет. Ее возим из Нового Егорлыка. Там есть скважина с чистой питьевой воды. Недавно купили новый водовоз, кстати. Некоторые жители, правда, возмущаются, что 1000-1350 рублей за четыре куба привозной воды — это дорого. Но вести ее приходится за 25 километров и обратно гнать пустую машину. А воды хватает надолго.

Техническая вода у нас подается по водопроводу, который состоит из трех частей. Одна часть строилась в 60-х годах, вторая — в 90-х, третья в 2000-х. В старой части бывают прорывы. Есть оросительный канал, который идет через Калмыкию. Но его периодически перекрывают. На случай пожара в этом году поставили гидрант возле школы. Еще один запланировали на 2020 год — возле детского сада и дома культуры.

Юлия Иванова, замдиректора по правовой и организационной работе гарантирующего поставщика на территории Новоегорлыкского сельского поселения и села Романовка "Родник":


Почему курганцы могут остаться без воды


— Согласно законодательству, приборы учета устанавливаются в месте присоединения абонента к сетям. А вода — это такой же ресурс как электроэнергия и газ, за который нужно платить. Когда мы начали проводить проверку приборов учета, выяснилось, что счетчики, установленные гражданами, не имеют ни актов допуска в эксплуатацию, ни проектов узлов учета, они установлены в местах, не соответствующих требованиям законодательства, часть приборов учета не опломбированы, часть — вышли из межповерочного интервала. Мы в таких случаях переводили граждан на расчет по нормативам потребления и рекомендовали провести замену приборов учета в соответствии с требованиями закона. Давали разъяснения на сходах, отвечали письменно. В тех случаях, если имелись хотя бы старые проекты, мы ничего не требуем. Но, кстати, даже на старых проектах 1957, 1964, 1972, 1984 годов, которые нам предъявляют граждане, приборы учета располагаются на точках врезки.

Проблема еще в том, что сети уже старые, а у нас есть граница балансовой и эксплуатационной ответственности. Нам переданы линии централизованного водоснабжения. А точки подключения являются собственностью граждан. И часто эти старые линии текут годами, а люди не видят и не знают этого. Была, например, такая ситуация. У женщины водомер находился во дворе, а на ее линии, но за двором произошел порыв. И она никак не стремилась его ликвидировать, потому что порыв оказался за прибором учета. По закону мы должны приехать, раскопать место прорыва, забить чоп и объяснить абоненту, что линия аварийная и водоснабжение по ней производиться не будет. А у этой женщины сын инвалид и нет денег. Она жаловалась в прокуратуру. Но если бы порыв находился под прибором учета, она сама была бы заинтересована в скорейшем исправлении ситуации.


В темуПо воду — в ледник

В якутских селах основным источником питьевой воды служит лед. Водопроводов в большинстве сел нет, рыть колодцы из-за вечной мерзлоты невозможно, поэтому в первых числах ноября, когда лед на озерах и реках нарастает примерно до 25-сантиметровой толщины, начинается его массовая заготовка. Эта кампания скоротечна. Зимой, когда водоемы покрывает полутораметровая толща льда, заготавливать его невозможно: льдинка метр на метр будет весить больше тонны.

Вырубив или выпилив прямоугольные блоки, их вытаскивают из воды специальными крюками и вывозят на подворья. Средняя семья запасает на зиму несколько тонн льда. Чтобы получить из него воду (ее здесь называют топленой), крупный блок раскалывают и загружают обломки в стоящую в тепле в бочку. По мере того, как вода в ней убывает, туда добавляют ледяное крошево. В сельском доме, если зачерпнуть из бочки ковшом, там обычно позванивают льдинки.

Некоторые сельские семьи и летом предпочитают использовать в качестве питьевой топленую воду, складывая заготовленные осенью льдины в ледники. Это не прихоть. Многие села расположены на берегах озер. В теплое время года вода в них грязная, насыщенная водорослями, использовать ее можно только для хозяйственных нужд. А вот лед на той же воде нарастает чистый.

Лед для питья запасают даже многие горожане. Вода из него чище, чем из-под крана, а гурманы считают, что она еще и вкуснее. Поэтому жители расположенных рядом с Якутском сел заготавливают по осени ледовые блоки не только для себя, но и на продажу. Кубометр стоит в среднем тысячу рублей, и этот товар пользуется в городе спросом.

Владимир Таюрский, Якутск

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

источник: rg.ru


Еще по теме