novoevmire.biz
Общество

«Чехи лютовали из-за сожженного моста…»


В барнаульский филиал "РГ" пришло письмо от Юрия Печина, доцента Новосибирского аграрного госуниверситета. Он был одним из инициаторов установки в алтайском селе Кошелево памятника жителям, убитым карательным отрядом иностранных легионеров в августе 1919 года. "РГ-Неделя" рассказывала об этом в материале "Из песни слова не выкинешь" от 21.08.19.
Жители села Кошелево чтут память о землякахпартизанах, погибших в 1919 году. Фото: Сергей Зюзин/РГ

После открытия памятника Юрий Васильевич пообещал продолжить изыскания, связанные не только с историей рода Лупаревых, к которому он принадлежит, но и других жертв трагедии в Кошелево во время Гражданской войны. Большую помощь Юрию Печину в расследовании тех событий оказал алтайский краевед Евгений Платунов.



История разведчика Михаила Васенкова, рассекреченного в 2020 году

— Началось все с семейной легенды, которую опубликовал Геннадий Павлович Лупарев: кошелевцы собрали партизанский отряд и воевали против колчаковцев. Однажды местный поп, узнав, что в соседнем селе Лушниково стоит отряд чехословацкого корпуса, добрался туда ночью и привел карателей в Кошелево. Чехи шли по конкретным домам, зная кого брать. Кто-то успел спрятаться, а Ивана Лупарева застали врасплох и на глазах жены зарубили саблями. После двух лет наших архивных и иных поисков картина событий значительно уточнилась, — поясняет Юрий Печин.

Бей чехов — спасай Россию!

В начале августа 1919 года по всему Барнаульскому уезду началось восстание против колчаковской власти. На его подавление были брошены и подразделения Чехословацкого корпуса. Одним из объектов атак партизан были объекты Транссибирской железной дороги. Ее охраной занимались чехи, эшелоны которых растянулись по всему Транссибу. Иностранные солдаты были кровно заинтересованы в безопасности дороги, по которой они намеревались добраться до Владивостока, откуда рассчитывали вернуться морем в Европу. За охрану участка «Барнаул — Новониколаевск — Томск» отвечал 5-й стрелковый полк имени Томаша Масарика. После вылазок партизан, чехи совершали карательные рейды в близлежащие деревни. В ночь с 16 на 17 августа настал черед Кошелево.

Голландец Лодевейк Грондейс, оказавшийся в то время в штабе Чехословацкого корпуса, писал: «Отряд из нескольких тысяч партизан, уничтожая мосты, блокировал в лесу бронепоезд или поезд с личным составом, облегчая себе задачу. Угнаться за партизанами могли только верховые. Чешская кавалерия, даже небольшими отрядами, с этим справлялась. Скорость была единственным условием их успеха, никаких замедлений они позволить себе не могли, поэтому не брали пленных».


Таких случаев было немало. Известны, например, факты диверсий на железной дороге, совершенные партизанами из села Казанцево (ныне Тальменский район Алтайского края). Казанцево находится в тридцати километрах от Кошелево, оба села расположены недалеко от железной дороги. Партизанский отряд из Казанцево поджег два моста на линии «Черепаново — Тальменка» и заблокировал бронепоезд «Прага». Через несколько дней каратели нагрянули в Казанцево.


"РГ" разыскала внучек женщины, потерявшей на войнах девятерых сыновей

В Кошелево произошла похожая история. Опросы жителей села показали, что в семейных преданиях карательный рейд связывали с диверсией на железной дороге («чехи лютовали из-за сожженного моста»). Скорее всего, речь идет о небольших мостовых конструкциях длиной три-четыре метра, установленных над оврагами и проселочными дорогами. Именно о них писал голландец Грондейс: «Партизаны жгли деревянные мосты, бесчисленные в этих краях с немыслимым количеством балок и оврагов».

Борьбу с партизанами обычно вели смешанные подразделения, состоящие из кавалерии, артиллерии и пехоты. Перемещались мобильные отряды на бронепоезде, иногда на переоборудованных обычных поездах. В 1922 году майор 5-го стрелкового полка Ярослав Кратохвил (в будущем коммунист и антифашист) написал в дневнике: «Действия нашей конницы в Барнаульском уезде, ее чрезмерная активность в подражании казакам породила крылатый лозунг борьбы барнаульских повстанцев: «Бей чехов — спасай Россию!».


Самовар за отличную стрельбу

Краеведы нашли в архивах три документальных свидетельства событий в Кошелево. Наиболее полные сведения оставил в своих мемуарах подпоручик Франтишек Новотны: «17 августа с рассветом Кошелево было окружено. Мятежники пытались сопротивляться, тогда подпоручик Роус приказал мне стрелять из пушки на восточной окраине деревни. Повстанцы испугались, сдали оружие, двое или трое были расстреляны полевым судом, когда свидетели признались, что те уничтожали мост. Предводитель (он был мельником и богатым человеком) был доставлен в Тальменку, где был расстрелян на следующий день». Бравый вояка не забыл похвастать захваченной добычей: прекрасной лошадью и самоваром — «за отличную стрельбу в Кошелево».

По рассказам старожилов, легионеры расстреляли восьмерых партизан у дома Шелеповых. Двенадцатилетняя Варя Ударцева погибла в своем доме, когда стояла у окна, в которое залетела шальная пуля. Печин и Платунов предполагают, что погибший на следующий день Яков Харитонов и был тем «предводителем» и «богатым мельником», которого увезли и расстреляли в Тальменке.



Сто лет назад в Иркутске был расстрелян Александр Колчак

Удалось установить список чешских офицеров, которые непосредственно причастны к карательной акции в Кошелево. Часть из них благополучно пережила Вторую мировую войну. Например, Антонин Коштак умер в Праге в 1973 году в возрасте 89 лет. А Франтишек Новотны, скончавшийся в 1961 году, в Чехии вообще считается героем — в 2015 году его мемуары были переизданы.

Кто был предателем?

Точных сведений о судьбе священника Алексей Пономаренко, служившего в Кошелево в августе 1919-го, пока нет. Но легенда о том, что после ухода чехов «кошелевского попа убили, а церковь сожгли», не подтверждается.

— Во-первых, по рассказам местных жителей, партизан выдал не Пономаренко, а поп из соседнего села Лушниково, и что якобы все потом знали об этом и «обходили его дом стороной». Во-вторых, как выяснилось в ходе исследования, в августе 1919 года от рук партизан погиб именно лушниковский священник Петр Фавстрицкий, о чем остались достоверные данные. Лушниково располагалось в пяти километрах от Кошелево. В-третьих, кошелевскую церковь никто не сжигал. Здание простояло до 1970-х годов (в нем устроили зерносклад), после чего храм раскатали на бревна. И в-четвертых, священник Алексей Пономаренко продолжал служить в церкви и после рейда карателей — судя по записям в метрической книге до 18 ноября 1919 года. Куда он делся потом, неизвестно, но трудно представить, чтобы предатель и дальше спокойно крестил родившихся и отпевал умерших в деревне, где при его прямом участии погибло двенадцать человек, — считают Печин и Платунов.


Вспомнить всех

В августе прошлого года в честь погибших сто лет тому назад кошелевцев в селе установили памятник. На черной плите выбито двенадцать фамилий. Памятник разместили рядом с монументом Славы воинам Великой Отечественной. На местном кладбище поставили новый деревянный крест на могиле замученного карателями Ивана Лупарева.

Прямая речь

Юрий Печин, доцент НГАУ:

— Все мы приняли замечательный проект «Бессмертного полка». Но ведь были миллионы наших предков, отдавших жизни за Россию в других войнах. Как бы и их портреты или просто фамилии-имена-отчества с указанием, в какой войне участвовали, тоже публично проносить в какой-нибудь день? Если на 9 Мая, то не будет ли размываться праздник Победы в Великой Отечественной войне? Может быть, эту акцию уместнее проводить 4 ноября, в День народного единства? Нужна серьезная общественная дискуссия. Я сделал штендер с именем моего предка в двенадцатом колене Исая Черепухина, который был солдатом 1-го Московского выборного государева полка и воевал в русско-польской войне 1654-1667 годов. Между прочим, совсем недавно я вышел на сайт ВГД (это ресурс для любителей генеалогии) и нашел проект Андрея Старухина — он уже несколько лет составляет мартиролог по героям войн XVI-XVII веков (включая и раненых). Так что есть настоящие подвижники в этом деле.

источник: rg.ru


Еще по теме