novoevmire.biz
Общество

Дирижабль в облаках


В краевом художественном музее имени Коваленко прошла выставка работ 40-летнего инвалида-колясочника Александра Савельева. Здесь были показаны более трех десятков картин, созданных в пока еще редком стиле 3D-моделирования.
В картинах Александра Савельева — в основном пейзажи и романтические образы. Фото: Владимир Аносов/РГ

За каждой работой кроются месяцы труда: из-за тяжелой болезни Александр огранчен в движениях — ему послушны лишь несколько пальцев, поэтому обработка изображений отнимает много времени.


В музее Краснодара показали работы художницы с синдромом Дауна

…Внимательный зритель сразу почувствует в непритязательном букете подсолнухов или погруженной в звездную тьму обсерватории романтический мотив. Стилизованные под ретро улочки кубанского городка чередуются с замками и космическими кораблями. Но ни на одной картине не встретишь человека. Вот такой вымышленный мир без людей.


— Практически всю жизнь Саша провел в четырех стенах, и это очень тяжело, — рассказывает его мама Татьяна Георгиевна. — Травму получил в роддоме — медсестра принесла его запеленатого, приглядываюсь, а у него глаз и левая сторона лица припухшие. На мои расспросы персонал отмахивался, а дома разворачиваю покрывало — вся его спина в гематоме. После года врачи поставили диагноз ДЦП.

Природа, словно стремясь компенсировать физический недуг, наделила Сашу цепким умом и прекрасной памятью. В три года он уже читал приключенческие романы Майн Рида и Вальтера Скотта.

— Я показывала ему буквы, читала стихи Агнии Барто, вместе складывали слоги. Однажды прихожу с работы, а он сидит на диване с книгой Жюля Верна, как сейчас помню, «Путешествие и приключение капитана Гаттераса» и говорит: «Мам, интересная история». «Откуда ты знаешь?» — спрашиваю. «А я прочитал», — вспоминает она.

Любовь к книгам и усвоение на лету прочитанного материала привели к тому, что школу он окончил в 13 лет, да еще с золотой медалью. И тогда по-настоящему задумался о будущей профессии. Мальчика зачислили на факультет языкознания Краснодарского института международного права, экономики, гуманитарных наук и управления имени Россинского. Несмотря на то, что вуз проводил обучение на платной основе, Александр оказался единственным студентом, которому выплачивали стипендию.


До появления в доме компьютера все рефераты и курсовые под диктовку набирала мама на подаренной знакомыми печатной машинке. В 17 лет юноша стал дипломированным учителем английского языка. Затем окончил факультет психологии, а после его публикаций в СМИ поступил на факультет журналистики Кубанского государственного университета.

За каждой работой кроются месяцы труда: Александр практически обездвижен — ему послушны лишь несколько пальцев

Одна из первых его работ так и называется: «Трудно ли быть журналистом?». «Профессия журналиста никогда не была легкой или особенно доходной, но всегда считалась романтичной», — такими словами автор начинает статью. А затем просто и без обиняков рассказывает о том, как приходится пробиваться через стену неверия педагогов, а позже и работодателей:

«Я прикован к инвалидному креслу и лишен возможности даже бывать на свежем воздухе, не говоря уже о поиске информации, которую получаю лишь из газет, журналов, с экрана телевизора. Поэтому могу писать только научные и публицистические статьи, которые интересуют далеко не каждую газету в наше время криминала и шоу-бизнеса. Хочется надеяться, что ситуация изменится и инвалиды смогут полностью реализовать себя».

Интерес к науке вылился в учебу на историческом факультете. За несколько лет он стал автором десятков статей и книг. Пишет о том, что близко сердцу. Еще в середине обучения взялся за монографию «Культура Древней Греции» и к выпуску ее окончил. Ее засчитали в качестве дипломной работы, издали, и книга разошлась по библиотекам.

— Меня всегда привлекала античность, история Кавказа — даже кандидатская и докторская посвящены этой теме. Последняя, правда, готова на 70 процентов, и пока не знаю, окончу ли ее, — признается Савельев.



Инвалид-колясочник из Перми поднялся на Эльбрус на высоту 4,5 тыс. метра

На госэкзамены преподаватели приезжали к Саше домой всей комиссией. Причем они проходили по всем правилам: на столе раскладывали билеты, Саша вытягивал свой — готовился и отвечал. Все это время мама переживала за дверью комнаты.

— Экзамены длились по три-четыре часа, — рассказывает Татьяна Георгиевна. — Я все думала, неужели Санька не знает ответа? Как выяснилось позже, сдавал он на отлично, просто остальное время беседовал с педагогами — настолько те поражались его эрудиции.

Тем не менее проблем в семье хватало. После смерти бабушки Татьяна Георгиевна осталась одна. Уход и быт полностью легли на ее плечи. Какое-то время Саша участвовал в соревнованиях по бочча, но каждый выезд на инвалидной коляске создавал кучу неудобств, и тренировки пришлось оставить.

— Отношение к инвалидам в обществе меняется медленно. Детям сейчас немного легче — начали выдавать путевки в санатории, средства реабилитации, лекарства. Но после 18 лет люди все равно остаются за бортом. Приведу простой пример: в нашей высотке подъемник практически не работает, никто его не обслуживает. Помню, ездил на соревнования, умудрился пару раз застрять в нем — вытаскивали по частям: коляску отдельно, меня отдельно, — не без иронии рассказывает Александр.


Признается, что трехмерные картины помогли разрядить образовавшийся вакуум, но лишь отчасти. Свою первую композицию «Маргаритка» специально «нарисовал» маме к 8 Марта. Затем преподнес ей «Крокусы». Вскоре, самостоятельно освоившись с программным инструментом, появился триптих «Когда пар правил небесами» — серия картин с дирижаблями, плывущими в подсвеченных огнем облаках. Каждая деталь — будь то фонарь маяка, излом скалы — «отекстуривается» и оцифровывается в специальной программе. По словам Саши, на работу он тратит до 14-15 часов в день, «в зависимости от собранности».


Слабовидящий музыкант рассказал, как он сыграл на горящем пианино

— Берем заготовку дома, — объясняет Александр, когда перед глазами на экране монитора всплывает куб. — Вот так, шаг за шагом, контуры обретают реальность. Последняя моя картина — «Драконы прилетели!». Когда было готово дерево, мама намекнула насчет скворечников, а я подумал, что добавлять птиц — это как-то обыденно. И шутливо обыграл идею…

На выставке специалисты не раз проводили параллель в творчестве Александра с жизнью и художественными образами писателя Александра Беляева — автора знаменитых фантастических романов «Человек-амфибия» и «Голова профессора Доуэля». Беляев из-за туберкулеза позвонков был шесть лет прикован к постели, что не помешало ему сочинять книги, которыми зачитываются до сих пор.


Однако Саша Савельев с этим мнением не согласен: ведь у каждого своя дорога…

Три жизненных совета от Александра Савельева

1.  Мне в моем положении помогло стремление узнавать что-то новое. Книги стали лучшими собеседниками. Но человеку необходимо живое общение, которое для инвалида не всегда возможно. В свое время я написал заметку на эту тему, она была опубликована в местной газете и, признаюсь, я до сих пор верен высказанным в ней мыслям. Каждый человек должен прожить свою жизнь достойно, как бы тяжела или горька она ни была. Самое главное — не злитесь на судьбу.

2. С чувством одиночества каждый борется по-своему. Некоторые занимаются наукой или искусством, другие, у кого умелые руки, изготавливают красивые и полезные вещи. Но, к сожалению, позитивный путь преодоления своей болезни доступен далеко не всем. Многие выбирают более доступный способ ухода от действительности в мир иллюзий: алкоголь, наркотики. Этого делать нельзя, так как неизменно приводит к деградации личности и ее распаду.

3.  Очень важным фактором является также общение со сверстниками. В то же время для инвалида одинаково неприемлемо и презрительное отношение со стороны окружающих, их жалость.

источник: rg.ru


Еще по теме