novoevmire.biz
Общество

Это нужно и птицам, и людям


В глубине Псковщины, на берегу реки Желча есть деревушка Низовицы — всего несколько десятков домов. Во дворе одного из них ходят аисты. Много. Три десятка прекрасных белых птиц. Дикие собратья давно улетели в Африку, а эти остались: один слишком слаб, другой травмирован. Всех их приютила Марина Сиденко, превратившая свой дом в «Дом белого аиста».
Дочка Марины росла вместе с домашним аистом Варечкой. Фото: Архив Марины Сиденко Аисты, которым повезло

У крупного аиста по имени Жасмин нет крыла. В него и его подругу стреляли. Аистиха погибла, а Жасмина с крылом, болтавшимся на связках, привезли к ветеринарам. Крыло пришлось ампутировать. Впрочем, со стороны это даже незаметно. Жасмин быстро оправился после операции и теперь вовсю демонстрирует остальным аистам свой лидерский характер.

У аистенка Айка недоразвиты крылья. Он слетел из гнезда, а назад взлететь уже не смог. Какое-то время рядом с ним на земле жила мать, всех отгоняя от сына, но потом аистенок остался один. Когда Айк попал к людям, оказалось, что все не безнадежно — у него просто слишком короткие маховые перья, они и создают ощущение «подрезанности» крыльев. Возможно, при хорошем содержании у Айка после линьки вырастут новые полноценные перья, и он вернется в природу.



В уникальном заповеднике на Кубани впервые провели учет птиц

Климентий уже начинал летать, но оступился и, не успев расправить крылья, свалился со столба, на котором находилось гнездо. Перелом плечевой кости правого крыла лишил Клима способности летать. О травмированном аистенке заботился его брат: приносил бедолаге корм, долго не оставлял его, улетел даже позже, чем аисты-родители. Теперь на подворье у людей Климу спокойно и безопасно.

Нельсона еще в гнезде клюнули в глаз. Когда аистенка привезли, смотреть на него было страшно — вместо глаза жуткое воспаленное месиво. Лечение дало хорошие результаты. Глаз хоть и деформирован, но сохранен. И Нельсон даже им видит.

Самого маленького аиста так и зовут — Крошка. Он раза в полтора меньше обычного аиста. Судя по всему, это птица-карлик. Когда маленького аиста привезли в Низовицы, он был сильно истощен, клюв забит грязью, оперение сплошь покрыто полчищами пухопероедов. Сейчас Крошка потихоньку набирает вес и даже обрела друга — ее всячески опекает аист с травмированным крылом.


У каждого из обитателей «Дома белого аиста» своя история. Объединяет их одно — сказочное везение попасть в руки добрых людей. В природе раненые и ослабленные птицы неизбежно стали бы добычей хищников или просто умерли бы от голода.

В память о Варечке

Орнитолог Марина Сиденко родом из Ростова-на-Дону, где аисты не водятся. Поэтому когда семнадцать лет назад приехала на работу в нацпарк «Смоленское Поозерье» и впервые увидела этих птиц, была ошеломлена: такие большие, такие роскошные и совсем рядом с человеком. В принципе, неудивительно, что вскоре у нее появился собственный аист — нежная девочка Варечка. В свое время она выпала из гнезда, но была подобрана местными жителями, которые и принесли птицу орнитологам. Ставшая совсем ручной Варюша прожила с Мариной одиннадцать лет, даже когда та переехала в Псковскую область, поближе к еще одному месту работы — заказнику «Ремдовскому». Научилась летать и сама ловила себе на пропитание мышей и лягушек, но отправляться на зимовку в Африку не хотела, переселялась на время холодов в дом. А потом случилась беда: однажды ночью птицу загрызла пробравшаяся в вольер лиса.

В этом году на юг улетели семнадцать выхоженных Мариной аистов. В природе все они неизбежно погибли бы

— Для меня это была жуткая трагедия, — Марина и сейчас нервно улыбается, чтобы не расплакаться. — Потом пришло озарение: я не могу воскресить своего аиста, но могу помочь другим. Я давно думала, вот если бы у меня были деньги, то не надо мне золота-бриллиантов, я бы сделала реабилитационный центр для аистов. Но деньги так и не появлялись, а годы шли. И я решила больше не ждать. Написала проект «Построим дом для аистов» и разместила его на краудфандинговой платформе — там нам удалось собрать 340 тысяч рублей. Впрочем, важны не столько деньги, сколько то, что начинание получило известность.


Проект оказался весьма востребованным. Сейчас аистов в Низовицы привозят не только со всей Псковщины, но и из Ленинградской, Смоленской, Тверской областей.

— Первый вал сообщений о выпавших из гнезд аистятах приходится на июнь, — рассказывает Марина. — Дело в том, что когда аистятам исполняется примерно неделя, взрослые птицы проводят отбраковку. Если выводок большой или, на их взгляд, птенец какой-то не такой, они от него избавляются — выбрасывают из гнезда. Это называется родительский инфантицид.


Степные орлы разорили новосибирских волонтеров отправкой sms из Ирана

Нынешним летом из двадцати пяти аистят пятеро были именно такие — «отбракованные». Крох пришлось выхаживать: держать под тепловой лампой и каждые два-три часа кормить мелко нарубленными куриными печенью, желудками, сердечками и рыбой. Аистиные карапузы ужасно прожорливые. Выжили все. Из забавных, похожих на динозавриков малышей с редким пушком превратились в белых длинноногих и большекрылых птиц.

Иногда приходится спасать аистят-сирот, у которых по какой-то причине пропали родители. В таких случаях помогают электрики — без вышки до гнезда на верхушке столба не добраться.


Для подросших аистят во дворе построили гнездовые платформы, с которых они вначале делали тренировочные полеты, а встав на крыло, вместе с дикими соплеменниками улетели в теплые края.

— Миграция началась 4 августа, и это было совершенно фантастическое зрелище, — с удовольствием вспоминает Марина. — Огромная стая — больше двадцати диких аистов — кружила в поднебесье, выписывая пируэты над нашим домом. Пятеро из них приземлились на крышу и две недели ошивались у нас. Я уже боялась, что они раздумают лететь в Африку и останутся здесь на всем готовом. Но нет — погостили и улетели, прихватив с собой наших.

Любовь и аисты

В этом году со двора Марины на юг улетели семнадцать аистов — двенадцать молодых и пять взрослых.

А вот юный самец Люша к отправляющимся в Африку не примкнул, хотя прекрасно летает. Причина у него самая что ни на есть веская — любовь. Еще зимой он увлекся взрослой нелетной самочкой Русланой. Не отходил от возлюбленной ни на шаг, перебирал ей перышки, отгонял всех, кто подходил к его даме сердца слишком близко. Даже воздух свободы не прельстил Люшу. Летом он не раз улетал из вольера и где-то подолгу гулял, но все время возвращался. Когда все, даже ручной и ласковый Митяй, засобирались в жаркие страны, Люша решил остаться в псковской деревне. Снова будет зимовать здесь с любимой.


В Приморье открылся первый в России приют для медведей


У аиста Сильвера история хрестоматийная — он появился в доме, где со дня на день должен был родиться ребенок. Буквально свалился с неба. Молодые супруги проснулись в пять утра от страшного грохота. Выскочили на улицу — и им под ноги с металлической крыши скатился аист. «Пока не пристроим птицу, рожать не поеду», — заявила будущая мама. И только когда Марина забрала аиста, с легким сердцем отправилась в роддом. На свет появилась девочка Настенька. А аист остался в Низовицах с нелетающими товарищами. Выяснилось, что при падении он повредил ногу — собственно, потому и Сильвер.

— Кстати, что там насчет правдивости народной приметы? Повлияла ли повышенная концентрация аистов в Низовицах на рождаемость?

— Не знаю, — смеется Марина. — У нас же тут летом живут в основном дачники. Так что если мы и улучшаем демографическую ситуацию, то в мегаполисах.

В мечтах — сеть аистиных центров

Марина и сама похожа на птицу — светлая, хрупкая, воздушная. И очень сильная. Иначе не ввязалась бы в дело, из которого нет пути назад. Даже если Марина очень-очень устанет, деть своих птиц ей просто некуда — зоопаркам аисты не особенно нужны, а другого такого центра в России не существует. Хорошо, что муж и дочь относятся к жизни среди аистов с пониманием.

«Дом белого аиста» живет на пожертвования, которых едва хватает. Содержание стаи аистов — дело накладное. На кормление одной птицы — это в основном куриные субпродукты и мелкая рыба — уходит от пятисот до тысячи рублей в месяц. А еще Марина строит для своих питомцев «зимнюю резиденцию». Переносить холода на улице аисты не могут, а в имеющемся зимнем вольере стремительно увеличивающейся стае уже тесно.

Если в прошлом году на зиму осталось пятнадцать аистов, то в этом будет около сорока (птиц продолжают привозить до сих пор). Еще через год, надо полагать, количество может вырасти до сотни. Нынешние аисты-инвалиды уже никуда не денутся, а новые будут прибывать и прибывать.



Фото: В Новосибирск привезли пару цепкохвостых дикобразов

— Я думала остановиться на тридцати птицах, но как отказать, если аист в беде? — пожимает плечами Марина. — Понимаете, аисты не лучше других птиц. Просто им реально требуется помощь. Аисты ведь уже несколько тысячелетий живут исключительно рядом с человеком. Соответственно все их неприятности происходят на глазах у людей, а иногда и из-за них. У нас огромное количество разнообразных комитетов, министерств и департаментов по охране природы. Но попробуйте им позвонить и сказать: тут аист, у которого травмировано крыло. Думаете, чиновники откликнутся? Да даже в тех регионах, где аисты занесены в местную Красную книгу, а значит, должны находиться под охраной, никто не знает, как оказывать им помощь. В России нет ни одного государственного реабилитационного центра для диких животных. Все существующие — частные либо волонтерские.

Что дальше? Ориентировочный план есть. Во-первых, Марина собирается проводить в «Доме белого аиста» дни открытых дверей. Показывать, рассказывать и, возможно, в ходе этих встреч находить аистам-инвалидам новых хозяев.


— Я совершенно точно знаю, что есть люди, которые мечтают держать дома аиста и могут создать для него комфортные условия, — говорит Марина. — Это и украшение, и хорошая примета, в конце концов. Аисты очень сообразительные, они привыкают к человеку и становятся совсем ручными, как собаки или кошки. Главное, чтобы руки были хорошие. Обязательно хорошие. Просто так не отдадим.

Во-вторых, в перспективе Марина хочет построить на участке отдельный дом для волонтеров, которые готовы помогать проекту. Хотя бы только летом, когда аистов привозят чуть ли не каждый день.

— В идеальном варианте я хотела бы видеть сеть аистиных центров по стране, — мечтает Марина. — Россия очень большая, ареал обитания белого аиста здесь обширный, и нашего единственного центра, конечно, недостаточно. Пока я по большому счету занимаюсь благотворительностью: трачу свои силы и время на спасение диких птиц. Но я вижу, что сейчас в России настало время, когда подобные проекты можно развивать. Хотелось бы, чтобы государственная машина если не помогала, то, по крайней мере, не мешала бы это делать. В наше больное время такие добрые проекты очень нужны. Нужны и птицам, и людям!

Кстати

В России гнездится около 10 тысяч пар аистов, Псковская область по их количеству находится на втором месте после Калининградской.

источник: rg.ru


Еще по теме