novoevmire.biz
Общество

Кирилл Вышинский: Я не испытываю ненависти


В пресс-центре МИА «Россия Сегодня» прошла пресс-конференция журналиста Кирилла Вышинского, освобожденного из украинской тюрьмы. Он рассказал о том, кого считает заказчиком своего заключения, и как местные политики пытались его использовать. Перед пресс-конференцией, во дворе агентства его приветствовали аплодисментами коллеги.

В начале разговора Вышинский напомнил, что продолжает находиться в статусе обвиняемого с точки зрения украинского правосудия, поэтому не обо всем может говорить, однако вопросов, на которые бы он не ответил, не было. Также Вышинский персонально поблагодарил Владимира Путина, Сергея Лаврова, Татьяну Москалькову, а также российских и иностранных коллег за поддержку и усилия по его освобождению.


В Кремле оценили обмен удерживаемыми лицами между Москвой и Киевом


И первым же вопросом его попросили объяснить, почему встреча освобожденных россиян и украинцев в Москве не была столь же помпезной, как в Киеве.

«Я не уверен, что пиар как-то соотносится со словом гуманизм. Со мной в самолете летели люди пожилого возраста, женщины — одна не могла попасть вилкой в судок, у нее явно был диабет. Они были осуждены неизвестно за что, как и я, и их освобождение — это акт гуманизма, за который боролись. А с трапа в Киеве спускались мужчины призывного возраста. Конечно, никто не должен сидеть в тюрьме, но эти мужчины понимали, на что идут, и какая может быть ответственность. Вот и вся разница между нами. Может, в картинке и проиграли, но выиграли в другом», — пояснил Вышинский.

«С той стороны большие специалисты по организации шоу. Вспоминаю встречу Савченко, как это все было, и во что потом превратилось», — добавил гендиректор МИА «Россия Сегодня» Дмитрий Киселев.

По словам Кирилла Вышинского, разговор о его обмене начался уже в момент обыска в его квартире, еще до предъявления каких-либо претензий и определения процессуального статуса — об этом говорили те, кто его арестовал, и даже называли фамилию Сенцов.

По словам Вышинского, помимо его ареста, украинские власти преследовали и цель разгрома редакции РИА Новости Украина

«Мотивы мне стали понятны сразу, и то, что к праву не имеет никакого отношения. Поэтому когда увидел сформулированные претензии СБУ, я понял, что меня никто не будет судить. Я должен сидеть в тюрьме, и меня должны обменять.


лее того, через меня будут давить. Ко мне приходили украинские политики и предлагали, загибая пальцы, написать заявление на обмен. Я сказал, что не понимаю, что это такое, и в такие игры не играю. Потом мне через адвоката передали предложение — провести пресс-конференцию и подтвердить все обвинения. Мне сказали, что «после этого ты в Россию не уедешь, но мы организуем твой отъезд в Европу, встретишься с женой, матерью и все у тебя будет хорошо». Я и от этого отказался. А когда дело было ближе к весне, мне сказали, что никакого оправдательного приговора не будет, и предложили «ускорить процесс» — пойти на сделку со следствием, признать вину и освободиться. Отказался и от этого. Там у них были какие-то шарахания, концепция постоянно менялась», — рассказал Кирилл Вышинский.

По его словам, помимо его ареста, украинские власти преследовали и цель разгрома редакции «РИА Новости-Украина». За время обыска в редакции вся оргтехника была разобрана буквально на винтики, но ничего из того, что было обнаружено на жестких дисках, так и не было использовано в обвинительном заключении. При этом острых негативных чувств к ним он не испытывает.

«Знаете, ненависть разрушает. Я не испытываю ненависти. У меня нет острого чувства, особенно по отношению к тем людям, которые выполняли приказы. И я знаю, кто эти приказы отдавал. К ним я не испытываю ненависти, это чувство сложно описать. Это странные люди — ради того, чтобы прорваться на второй срок, затеять всю эту историю. Говорят, не страшно, когда в тебя из толпы летят камни, страшно, когда в толпе видишь знакомые лица. А такие лица я видел, тех, кого знал, с кем работал. Я многих знал в украинском истеблишменте, я лично знал Петра Порошенко, и мне непонятно, как до этого можно было опуститься», — сказал Вышинский.

Позже он все-таки пояснил, что испытывает к своим гонителям скорее жалость и стыд за все, что происходит на Украине, которую по-прежнему считает родиной.



Порошенко, присвоившего заслуги в обмене заключенными, подняли на смех

«Надо учиться жить по-новому. Надо закрывать шесть тысяч уголовных дел — как мне сказали мои адвокаты, именно столько дел открыто виртуальными управлениями СБУ и прокуратуры по Крыму. И все по статье о государственной измене. Рядом со мной в соседней камере сидела девушка Лена на шестом месяце беременности. Она входила в комиссию по организации крымского референдума. После присоединения ездила к родственникам в Херсон, и не раз. Но кому-то понадобились рычаги давления, или отчетность, или пополнение обменного фонда — и ее арестовали, на шестом месяце беременности. Это не мужской поступок. Если нынешнее политическое руководство готово это признать и исправить — а все инструменты очистки есть — это будет по-мужски. Нужно признавать ошибки и преступления предшественников», — рассказал Вышинский.

Был задан и вопрос о том, как он после освобождения намерен участвовать в судебном процессе.

«Я представляю себе это довольно просто: покупаю билет и лечу в Киев. Насколько это безопасно, не знаю. Но боятся те, кто не чувствует за собой правоты. Я правоту чувствую, и в этом смысле я не боюсь. С другой стороны, за меня боятся. Честно скажу, что жена и мать ставят условия — пока ни ногой. Я буду принимать решения, но не сегодня точно», — сказал Вышинский, пояснив, что точная дата судебного заседания по его делу еще не назначена.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»


Facebook / Мария Захарова

источник: rg.ru


Еще по теме