novoevmire.biz
Общество

Лазер никому не нужен?


В центре лазерных технологий Института автоматики и процессов управления ДВО РАН создали роботизированный комплекс, способный чистить суда от обрастаний прямо в воде. Главное оружие робота — лазер. О том, почему подобные уникальные технологии остаются не востребованными производством, «РГ» расспросила научного руководителя института, академика РАН Юрия Кульчина.
Технологию, с помощью которой методом лазерной наплавки восстанавливают детали судов, Юрий Кульчин считает одной из самых перспективных. Оборудование для этого разработали дальневосточные ученые. Фото: Анна Бондаренко/РГ

Юрий Николаевич, почему ученые решили заняться этим направлением?

Юрий Кульчин: С того момента, когда люди начали осваивать океан, появилась и проблема. В воде корпус судна обрастает водорослями и ракушками, что приводит к дополнительному расходу топлива. Люди придумали обшивать днища кораблей медью, покрывать специальными красками, но природа умнее — обрастание рано или поздно происходит. Водолазы очищают корпус корабля в воде скребками, но они царапают поверхность, разрушая покрытие. Есть методы обработки на суше с помощью пескоструйных технологий, но для этого судно нужно поставить на стапели, что экономически затратно и экологически вредно.



Как искусственный интеллект повышает эффективность бизнеса

Лазерный метод позволяет отказаться от таких способов, избежав тем самым и риска для жизни человека: работа водолазов при очистке судов, особенно с большим водоизмещением, очень опасна.

Во всем мире эксплуатанты плавсредств тратят на борьбу с обрастанием около 70 миллиардов долларов в год. Окончательная цена нашего комплекса будет на уровне 40-50 миллионов рублей.

Робот полностью готов?

Юрий Кульчин: Нет, к сожалению. Для того чтобы сделать его промышленный образец, нам нужно было 30 миллионов рублей. Удалось получить грант платформы Маринет НТИ на половину суммы. Мы создали лабораторный макет, но он демонстрирует уникальные возможности роботизированного комплекса очистки и отлично показал себя в воде. В доработку должен вложиться инвестор, но наши бизнесмены не торопятся. Возможно, понимают, что очень быстрой отдачи не будет: не умеют или не хотят работать с расчетом на будущее.


Есть и другая проблема. Деятельность НИИ связана с фундаментальными знаниями, в лучшем случае ученые могут предложить какую-то инновационную разработку. Есть промышленность, но ей требуется готовое изделие, которое она сможет купить и повторить. Между этими двумя структурами должно быть промежуточное звено, допустим, инжиниринговый центр, который проведет НИОКР и доведет разработку до готового изделия.

Что, кроме комплекса очистки кораблей, ученые вашего института могут предложить бизнесу?

Юрий Кульчин: В нашем центре лазерных технологий есть уникальные разработки. Наше ноу-хау — технология работы с магниевыми сплавами, их используют в авиационной промышленности. Мы сотрудничаем с «322-м Авиационным ремонтным заводом». В прошлом году туда специально привозили деталь самолета, который должен был участвовать в Параде Победы. Мы заварили трещину, и дорогостоящего ремонта машине не потребовалось.

Другая перспективная технология — лазерная наплавка. На одном судоремонтном заводе я видел, как восстанавливают на судах гребные валы, где ржавчина выела целые куски. Поврежденные места зачищают наждачной бумагой и заливают эпоксидной смолой. Это не ремонт, а профанация! Наша технология позволяет полностью восстановить деталь. Специальный порошок, соответствующий материалу детали, с помощью лазерного луча вплавляется в нее и послойно восстанавливает до первоначального состояния. Но широкого применения метод не нашел. Его попытались было внедрить на «Дальзаводе», но на каком-то то этапе там решили, что обойдутся без нас. И теперь закупленное оборудование простаивает, потому что нужны еще и специалисты…


Мы работаем над резорбируемыми имплантами: они, будучи вставленными в тело человека, выполнив свою функцию, когда, например, кости срослись, рассасываются. Идея не новая, но технологии, подобной нашей, в мире нет. Однако вопрос все тот же: найдутся ли желающие ее применять?

Деятельность НИИ связана с фундаментальными знаниями. А промышленности требуется готовое изделие. Между этими двумя структурами должно быть промежуточное звено

Есть в институте лидарный центр. Лидары — специальные лазерные радары, которые зондируют атмосферу. Это позволяет получить важную информацию о ее состоянии, сделать прогноз погоды и экологической обстановки, скорректировать спутниковые измерения. Благодаря данной технологии мы, например, установили, что зимой над Приморским краем озоновый слой истончается, а летом, наоборот, становится плотнее. Явление связано со взаимодействием океана и атмосферы. Открытие важно, так как озоновый слой защищает от ультрафиолетового излучения Солнца.

Весной у нас бывают желтые облака. Это в пустыне Гоби проходят пылевые бури, и частички песка поднимаются на высоту около десяти тысяч метров. Дальше пыль достигает берегов Японского моря и уходит в воду. Там она запускает механизм сильного размножения планктона, что в итоге может привести к «красным» приливам и экологической катастрофе. Так что желтые облака и ядовитый «красный» прилив — звенья одной цепи. Используя лазерные лидары, мы умеем предсказывать такие явления.



В Приморье разработали материал для поиска взрывчатки

А есть технология, которая позволяет увидеть разливы нефти. Если использовать специальный флуоресцентный лидар, то можно дистанционно определить химический состав пятна и сказать, из какого месторождения добыта нефть, а, следовательно, ответить на вопрос, кто ее разлил. Мы предлагали эту технологию и администрации Приморского края, и морскому порту, и экологическим организациям, но снова никто не заинтересовался.

Возможно, нужна поддержка или команда от властей?

Юрий Кульчин: Наше правительство дает правильные указания, но они не находят поддержки ниже. Причина — огромный чиновничий аппарат и отсутствие ответственности. На мой взгляд, ситуация может измениться, если чиновники будут отвечать не за цифры на бумаге, а за конкретный результат, который получился на основе принятых ими решений. И тогда мы в корне поменяем идеологию и систему развития страны.

Сейчас мы совместно с рядом институтов РАН и университетов формируем большую научно-инновационную программу полного цикла «Агробиофотоника», задача которой — создать новые технологии управления развитием растений. Это поможет сделать сельское хозяйство более продуктивным без использования генной модификации растений и избыточной химии. Мы уже прошли конкурсный отбор на экспертном совете по сельскому хозяйству, нас ждет защита на научно-координационном совете, возглавляемом президентом РАН. И очень бы хотелось, чтобы нам помогали, так как за этой программой — будущее сельского хозяйства России.

источник: rg.ru


Еще по теме