novoevmire.biz
Общество

Не в себе: Что делать, если один из членов семьи психически болен


Отчаянье, боль и стыд — часто именно такие чувства испытывают родственники человека, страдающего психическим расстройством. Еще до недавних пор считалось, что если есть такая проблема в семье, то это крест на всю жизнь. Как правило, было два пути. Терпеть, тянуть воз, пока есть силы, при этом часто еще и, пытаясь скрыть от окружающих, что в семье такая беда. Либо, когда уж совсем все плохо, пристроить проблемного родственника в приют.
Фото: Предоставлено Некоммерческой организацией «Благое дело»

Но жизнь меняется, как сегодня решается «особая» проблема? На какую поддержку могут рассчитывать родственники людей с психическими расстройствами и сами пациенты? «РГ» рассказывает об опыте разных регионов.

Научите меня жить

Обычная уютная ухоженная трехкомнатная квартира в Новоуральске, но называют ее тренировочной. Сейчас в ней живут пять человек, — Павел, Никита, Анастасия, Наталья и Валерий. У всех различные степени психических и ментальных расстройств. С ними с 8 утра и до 10 вечера находится специалист. Постояльцы тренировочной квартиры будут жить в ней 2-3 месяца, потом в нее заедут другие ребята.



Исследование: йога помогает защититься от деменции

Кто-то из них выходец из детского дома, кто-то из психоневрологических интернатов, у кого-то есть родственники. Все это время ребят обучают обычным бытовым навыкам: готовить еду, с умом тратить деньги в магазине, правильно переходить дорогу, убирать за собой, уметь следить за личной гигиеной и т. д. Цель простая — научить жить самостоятельно.

Подобных квартир в Свердловской области сейчас несколько. Эту, в Новоуральске, курирует некоммерческая организация «Благое дело». 15 лет назад она была создана с целью помогать людям именно с психическими заболеваниями и их семьям. Причем, что особенно важно, уже взрослым — от 18 до 60. Потому что именно этот возраст с точки зрения социальной поддержки считается провальным, когда больные люди, их семьи часто остаются одни со своей бедой.

Сейчас «Благое дело» курирует 68 человек, и две трети из них — люди с душевными болезнями. Тренировочные квартиры, или так называемое сопровождаемое проживание, — лишь один из методов работы организации. Есть в ней, к примеру, и своя театральная студия для арт-терапии, изостудия и т. д. Но самый главный принцип — все-таки научить работать (если это возможно, конечно), потому что только благодаря этому навыку человек с ментальными нарушениями может влиться в социум и жить практически полноценной жизнью.


Открыл ИП, работает ди-джеем

Технология тут такая. Для начала учат азам прикладного творчества — работать с деревом, глиной, бумагой, выкладывать панно из шерсти и т. д. Работают в общей сложности семь мастерских разной направленности. Поскольку степень ментальных нарушений отличается, то и обучают всех индивидуально. Кто-то может сосредоточиться и непрерывно работать два часа, а кто-то всего час. Ведь ко всему часто ментальные нарушения сочетаются еще и с различными физическими недугами, патологиями опорно-двигательного аппарата и т. д.

Если удается обучиться азам, приступают к изготовлению сувениров. Причем делают не безделушки, а стильные, разработанные дизайнерами изделия, чтобы они пользовались реальным спросом на рынке. На начальном этапе человек зарабатывает до трех тысяч рублей в месяц, потом переходит на следующую ступень, когда заработок может доходить и до 25 тысяч.


Сибирские ученые создали препараты от ишемии и шизофрении

— Начать зарабатывать свои деньги — для этих ребят это высшая степень успешной социализации, вы бы знали, как они к этому стремятся, — рассказывает заместитель директора «Благого дела» Елена Гнусарова. — Потому что в конечном итоге все они хотели бы выйти в «открытое общество», жить самостоятельно, создавать свои семьи.


Интересная статистика: за 15 лет существования организации из 200 человек, с которыми работали специалисты, десять стали жить абсолютно самостоятельной жизнью. Один сейчас трудится сборщиком на предприятии по изготовлению мебели, другой — сантехником, третья — фасовщицей в магазине, а одному парню удалось даже открыть свое ИП, он сейчас работает ди-джеем в клубах. У некоторых появилась своя семья.

Конечно, далеко не у всех настолько успешный опыт жизни — все-таки болезнь есть болезнь. Кому-то сложно обучиться и элементарным навыкам. Кто-то из-за своего недуга очень рано умирает. Да и общество, прямо скажем, пока не готово принимать таких людей с распростертыми объятьями. Главная цель НКО, чтобы эти люди почувствовали радость жизни, и что немаловажно, чтобы снять часть груза с плеч родственников. Ведь и они тоже должны жить полноценно.

Когда исполнилось 18

— Подавляюще большинство взрослых людей с психическими и ментальными нарушениями имеют свой недуг еще с детства,- говорит Евгения Грачева, начальник отдела организации соцобслуживания департамента соцзащиты Ямала. — И до недавнего времени было так: если за ребенка-инвалида родители получают пособие по уходу, то, как только ему исполнялось 18, семья лишалась выплат. Но ведь проблема не исчезает с наступлением совершеннолетия. И люди нам постоянно жаловались. С нового года у нас в регионе будет действовать выплата 18946 рублей, включая и семьи уже совершеннолетних инвалидов, до тех пор, пока кто-то из родителей ухаживает за ним.


К слову, сейчас на Ямале строится дом для сопровождаемого проживания людей с ментальными расстройствами по примеру Свердловской области. В нем будет несколько квартир, в которых будут жить инвалиды под присмотром специалистов.

Общая установка, чтобы душевнобольные люди не были обречены на проживание в интернатах, чтобы они находились среди здоровых людей насколько это возможно. Так, для помощи одиноким инвалидам с психическими расстройствами в регионе ввели еще и сертификаты на 47 тысяч рублей в месяц. Их может получить негосударственная организация, которая возьмется помогать инвалиду, обслуживать его. За качеством следят социальные службы, и если что-то идет не так, договор расторгается.

«Удочерить» бабушку

Особая тема — это старички со всеми свойственными возрасту проявлениями: провалами в памяти, старческим слабоумием и т. д. Часто они остаются одиноки и никому не нужны. В Югре пожилых людей, нуждающихся в помощи, берут в приемные семьи. Казалось бы, удивительно, при том, что сегодня многие и своих-то немощных родителей сдают в приюты.


Почему россияне опасаются обращаться к психиатрам

Сегодня в Югре таких приемных семей, в которых «усыновили» пожилых одиноких людей,156. Всего с 2012 года, начала действия этого социального проекта, было организовано 356 семей. В значительной части из них живут старички, страдающие возрастными изменениями психики.


Официально опекунов в приемных семьях называют помощниками, они получают ежемесячную выплату 10263 рубля.

Если необходимо, помощники проходят учебу — осваивают навыки ухода за тяжелыми лежачими больными. Случайным людям, которые готовы взять пожилого человека только ради денег, социальные службы своих подопечных не доверяют. Всякий раз решение о создании приемной семьи выносит специальная комиссия. Условием ее создания являются совместное проживание и ведение хозяйства, и конечно — уход за одиноким человеком.

Ведется постоянный контроль за такими семьями. Как сообщили в социальных службах региона, в прошлом году прошло 412 проверок, ни одного нарушения выявлено не было. Отметим, опыт Югры «приемная семья» для пожилых Министерство труда и соцзащиты России выбрало в качестве образцового для распространения в других регионах страны.

«Одичал, пока жил в интернате…»

Вячеслав, 39 лет, постоялец тренировочной квартиры в Новоуральске:

— Я почти 15 лет прожил в психоневрологическом интернате. И это точно мрак. С самого начала пришлось утверждать себя силой, чтобы не «заклевали». Ну, и по голове двинуть кое-кому. Там драки между «клиентами» — штука не редкая. Убегать бесполезно — далеко все равно не убежишь. Дорога там одна, и когда ловят — попадаешь в изолятор. В общем, я, можно сказать, одичал, пока жил там.

А в тренировочной квартире очень нравится. Что самое главное — все делаешь сам, но в случае чего тебе всегда подскажут. Направляют тебя так, как водитель направляет трактор в нужную сторону. Но при этом на тебя не давят. А я очень не люблю, когда меня вынуждают к чему-то. Не терплю. Раньше у меня был маленько опыт работы с деревом, и инструмент немного знаю. В интернате вот нам тоже постоянно работу находили, лишь бы мы совсем без дела не сидели. Но она чаще какая была? Например, перетаскать мешки с углем в котельную.

Я так думаю — надо все же выходить в мир. Почему и хочется научиться нормально в нем жить самому. Сейчас вот хочу, как можно лучше научиться готовить. Потому что уметь хорошо и вкусно готовить — это штука очень важная.

источник: rg.ru


Еще по теме