novoevmire.biz
Общество

Прокатили с доплатами


Орловские власти нарушили права сельских медиков. Об этом сообщила прокуратура области, пояснив, что при оптимизации службы скорой помощи в регионе часть специалистов потеряла в зарплате. Ранее на проблему указывали сами медработники, но в департаменте здравоохранения им отвечали, что все сделано по закону. На станции скорой в Орле накопилось немало резонных претензий к чиновникам, в июле здесь даже хотят объявить итальянскую забастовку. В ситуации разбиралась корреспондент «РГ».
Фото: Владимир Смирнов

Сначала — о том, что подтвердила прокурорская проверка. В начале 2019 года департамент здравоохранения сократил отделение скорой помощи в Плещеевской ЦРБ. Закрепленный за ним Орловский район передали в ведение БУЗ «Станция скорой медицинской помощи» в Орле, куда и предложили перейти медикам. Но согласилась на это лишь половина бригад. Ведь те, кто перешел, лишились «сельской» доплаты в размере 25 процентов оклада и «чернобыльских» льгот (Орловский район подвергся радиоактивному загрязнению. — Прим. «РГ»).



К чему приведет объединение больниц в Ярославской области

— У медиков в районе еще шел льготный трудовой стаж — год работы засчитывался как год и три месяца. Мы ставили перед департаментом вопрос о сохранении мер поддержки и доплат для тех, кто потерял сельский статус из-за реорганизации. Но нам ответили, что юридических оснований для этого нет, — пояснил фельдшер станции в Орле Дмитрий Серегин, который возглавляет «первичку» профсоюза работников здравоохранения «Действие».

Закрывая отделение скорой помощи в ЦРБ, всем объясняли, что новая схема работы соответствует мировой практике, будет удобной и эффективной. По словам Серегина, удобств медики не ощутили:

— На городской станции и так был кадровый голод, а тут добавилось 70 тысяч человек обслуживаемого населения и только половина медиков, которые с ними работали. Нагрузка выросла, зарплата — нет. Нам, правда, говорят, что число вызовов на одну бригаду чуть снизилось. Но по факту один выезд в село отнимает в два-три раза больше времени, чем по городу: расстояние большое, покрытие улицы зачастую не позволяет проехать точно к месту… В бригаде должно быть два медработника, но из-за нехватки специалистов фельдшеры ездят по одному. Это не просто вопрос комфорта для нас. Иногда это вопрос жизни и смерти. Когда счет идет на секунды, большая разница — работать в две руки или в четыре.


«С лекарствами, оборудованием, машинами у нас на станции все нормально. Но кому работать?»

Медики считают, что за такую нагрузку, так же как и за выезды в недоукомплектованной бригаде, нужно доплачивать. Раз уж невозможно организовать работу, как положено. Этот вопрос они тоже поднимали, и тоже у чиновников не нашлось оснований для повышения зарплат. Мол, служебные обязанности у них остались прежними.

Зарплата медиков на скорой зависит от должности, стажа, компенсационных и стимулирующих выплат. По информации департамента здравоохранения, на станции в Орле в 2019 году врачам начисляли в среднем 52,7 тысячи рублей (что вдвое больше целевого показателя — средней зарплаты по региону), фельдшерам — около 30 тысяч (выше планки на 19 процентов), водителям — 23,6.

— Статистика хорошая, только надо учитывать, что медики у нас трудятся не на одну ставку, к тому же из названных сумм еще вычитаются налоги. Живем мы на «чистую» зарплату и таких сумм, как в отчетах, не видим. Молодые фельдшеры, приходя работать на полторы ставки (60 часов в неделю), получают на руки 20-22 тысячи рублей. Через пять лет у них прибавляется доплата за стаж, при наличии категории плюсуем еще до 1000 рублей, — раскрыл арифметику зарплат Дмитрий Серегин.


Подаренная уральской больнице техника обернулась делом в УФАС


Добиваясь справедливой оплаты труда, активные медики из городской службы 03 обращались в департамент здравоохранения региона, к губернатору, в прокуратуру и трудовую инспекцию. Прокуратура внесла представление первому заму главы областной администрации, требуя принять меры по устранению нарушений.

За последние полгода чиновники не раз встречались с инициативной группой, но общение, по мнению Серегина, «превращается в балаган». Поэтому в середине июля медики планируют начать итальянскую забастовку, то есть работать строго по правилам. Есть приказ минздрава о том, что в бригаде должно быть два человека, — значит, выезжать на вызовы поодиночке они откажутся.

— Это наш крик о помощи. С лекарствами, оборудованием, машинами у нас на станции в принципе все нормально. Но кому работать? — подчеркнул профсоюзный лидер.

Действительно, за последние три года регион приобрел 60 автомобилей скорой медицинской помощи. Бригады обеспечены всем необходимым, заверили в облздраве, а дефицит врачей и фельдшеров должны покрыть молодые выпускники вуза. Их прихода на станции ждут в июле-августе.

А как у соседей

Весной 2018 года итальянскую забастовку провели сотрудники скорой помощи в Воронеже. Часть медиков отказалась работать в недоукомплектованных бригадах. Они заявили, что их зарплату довели до средней по региону (как предписывал «майский указ» президента) лишь формально, за счет того, что многие работают на полторы-две ставки. Выяснилось, что на городской станции не хватало специалистов, и не было коллективного договора, который бы устанавливал доплаты за работу поодиночке. Протест медиков вынудил власти на треть увеличить фонд оплаты труда для выездных бригад и диспетчеров, нарастить объем госзадания на оказание скорой помощи по заболеваниям, не включенным в ОМС, и ввести 30 ставок для фельдшеров.

источник: rg.ru


Еще по теме