novoevmire.biz
Общество

Рентгенолог со скальпелем


В казанскую редакцию «РГ» обратились супруги Мухаметзановы из татарстанского села Новошешминск: «Вся надежда осталась только на вашу газету. Вы нам однажды помогли». Много лет назад после нашей публикации они смогли стать приемной семьей — местные чиновники долго ставили им бюрократические препоны. На этот раз многодетных родителей привело к нам горе: в Новошешминской больнице умерла их родная дочь. Они предполагают, что причиной смерти стали неквалифицированные действия врачей.
Фото: iStock

Это случилось 18 декабря 2018 года — в годовщину свадьбы Ильдара и Антонины Шестнадцатилетняя Милена вернулась вечером после прогулки. Попила чай, а вскоре пожаловалась на боль в животе. Ночью стало хуже, и тут уже родители встревожились всерьез.


Дефицит врачей восполнят пенсионерами и мамами в декрете


— Мы же многодетные, опыт есть, не стали давать обезболивающее при «остром» животе, мало ли что, — рассказывает Антонина Мухаметзанова. — Вызвали «скорую» около двух часов ночи. В 2.30 приехали с Миленой в больницу. Дежурный врач спросил, где болит, измерил температуру и давление. И все. Я настояла, чтобы у дочки взяли анализы: мочу и кровь. Когда они были готовы, врач сказал, что результаты нормальные. Я уточнила, что же это может быть, на что он ответил: «Все, что угодно». Но заверил, что серьезной опасности нет. А потом он спросил нас: «Будете ложиться?». Это звучало как дежурная фраза. Время было полчетвертого. Мы отказались, поскольку все равно никакие процедуры с Миленой проводить в это время не собирались. Условились, что утром приедем, сделаем УЗИ брюшной полости, сдадим биохимию. И написали отказ от госпитализации.

— Если бы доктор хотя бы на секунду высказал опасение, мы бы увезли в ту ночь дочку в Чистопольскую больницу, — добавляет отец. — У нас в Новошешминске все стараются там лечиться, если что-то серьезное. Качество обслуживания здесь, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

«Почему нам не сообщили, что оперировать будет рентгенолог?» — возмущается отец

Врач сделал девочке обезболивающий укол, и родители вернулись с ней домой. К 9 утра Милене стало хуже, а когда она стала собираться в больницу, потеряла сознание. И вновь «скорая». В клинике выяснилось, что давление у девочки сильно упало — 90/60, а УЗИ показало наличие в животе крови. Под системой ее отправили в операционную. Тогда мать со слезами стала просить медиков вызвать за их счет санавиацию. И это был не приступ паники. У родителей были основания полагать, что местные доктора могут не справиться. Дело в том, что хирург в это время находился на обучении в Казани. Запасов эритроцитарной массы в больнице не было.


— В 10 часов в операционной собралась бригада врачей. Долгое время к нам никто не подходил, хотя мы просили, чтобы нам хоть что-то объяснили. С нами рядом сидела бывшая хирургическая медсестра с 20-летним стажем работы и по звуку инструментов рассказывала, что примерно там происходит. Наконец появился главврач и сообщил, что очаг кровотечения найден и остановлен и операция проходит под контролем республиканских врачей в онлайн-режиме.


Как предложенное американским врачом лечение рака помогло девочке из России

А около 12.30 в больницу все-таки прилетел хирург из казанской ДРКБ. Родители слегка успокоились, приободрились. А потом увидели, что в операционную стали заносить какие-то приборы. На тот момент Антонина и Ильдар не понимали, что дочку пытаются реанимировать. А в 14 часов им сообщили, что Милена умерла…

Сначала были шок, растерянность. Все обстоятельства трагедии они стали узнавать позже, из материалов уголовного дела, возбужденного Следственным управлением СК по РТ.


Оказалось, операцию девочке в тот день пришлось делать рентгенологу. Как следует из протокола допроса, он явно не ожидал такого поворота. На тот период медик просто замещал своего квалифицированного коллегу, находившегося на обучении. Однако, как позже пояснит доктор, в тот день ему «деваться было некуда» и он согласился взять скальпель в руки. Впрочем, обнаружив после вскрытия в животе девушки около двух литров крови, он честно сказал: «Я с данной операцией не справляюсь». Именно тогда было решено обратиться за дистанционной консультацией специалистов из Казани и вызвать на помощь в Новошешминск хирурга ДРКБ. В итоге медики обнаружили, что причиной кровотечения стал лопнувший сосуд селезенки. Его зашили, но Милена к тому моменту потеряла много крови. А сделать переливание в больнице не могли.

— Почему нам не сообщили, что оперировать будет рентгенолог? — возмущается отец. — Мы бы не дали никогда разрешения! Им лишь нужно было просто поддерживать кровоснабжение и вызвать специалистов.

Как позже пояснит доктор, в тот день ему «деваться было некуда» и он согласился взять скальпель в руки

Родители Милены обращались в СМИ. Но вскоре через знакомых им стали поступать «сигналы»: вы, мол, уж не шумите, а то единственную больницу закроют. Вся надежда была на заключение Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы. Требовалось оно и следствию. После двух месяцев ожидания родители получили документ, из которого следовало, что врачи в той ситуации действовали правильно и сделали все, что могли, а «смерть обусловлена поздним обращением за медицинской помощью и тяжестью патологического процесса». Аргумент с бюрократической точки зрения железный. Но родителей такое заключение ошарашило. Они настроены провести новую, независимую экспертизу. Процедура дорогостоящая, речь идет о сотнях тысяч рублей. Но многодетной семье это не по силам. У Ильдара, в прошлом сотрудника МВД, участника боевых действий в Чечне, есть робкая надежда попасть на прием к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину в Москве.


«РГ» обратилась в Минздрав РТ с просьбой прокомментировать ситуацию. Но там отказались давать какие-либо пояснения, сославшись на режим тайны следствия.

источник: rg.ru


Еще по теме