novoevmire.biz
Общество

Шлепок на опережение


Дикие истории — пятилетней девочки из Москвы, запертой матерью в квартире на несколько дней; двух малышей-братьев из Ростовской области, живших впроголодь и в грязи; девочки из Кирова, доведенной до голодной смерти матерью, и шестилетнего мальчика из Ликино Московской области, жившем двое суток с трупом бабушки, — ставят вопрос ребром: дети-Маугли — новая болезнь общества?

— Я бы не называла детей "маугли" или "пьяный мальчик", если мы хотим вникнуть в суть проблемы, — говорит детский омбудсмен Московской области Ксения Мишонова. — А проблема не новая. Она была всегда в неблагополучных семьях. Она обострилась по двум причинам — рост бедности и несостоятельность органов опеки. Нам нужно начинать с реформирования органов опеки, их переобучения и превращения института детского омбудсмена из общественного в государственный, что наделит его полномочиями контроля, а не наблюдения.


У девочки-маугли из Москвы появились новые родственники

Как считает Мишонова, злую шутку с обострением проблемы брошенных детей сыграл закон о декриминализации побоев или "закон о шлепках". Теперь за "шлепки" полиция не преследует, что развязало руки родителям-тиранам. Поэтому обществу нужны законодательные "шлепки" на опережение. С омбудсменом согласен президент Ассоциации детских психиатров и психологов Анатолий Северный.

Нужно вводить институт социальных нянь и тьютеров для неблагополучных семей

— Институт опеки у нас формальная инстанция, — полагает Северный. — В России не готовят профессионалов, способных работать с семьей. Специалистов по профилю "Семейная терапия" у нас нет. Есть возгласы, что они нужны. Хотя нашей ассоциацией разработан проект закона о защите прав ребенка, который предусматривает и детского омбудсмена, наделенного функционалом не общественного контроля, а государственного, и психолого-педагогическую подготовку органов опеки. Проект не интересует законодателей, хотя цифры безнадзорности растут.

Так, по данным детского омбудсмена Подмосковья, в 2018 году родительских прав в Московской области лишены 1165 родителей против 890 в 2017-м. И лишь 32 родителя захотели свои права на детей восстановить. Растет число детей из неблагополучных семей. Сегодня их в Подмосковье 5157 детей. При этом на одного сотрудника органов опеки приходится 100 неблагополучных семей.

Мишонова и Северный убеждены, что помимо работы по реформированию системы опеки нужно вводить институт социальных нянь и тьютеров для неблагополучных семей. Социальные няни могли бы за счет бюджета сидеть с детьми, пока, например, мама работает. А тьютеры для неблагополучных детей и родителей дублировали бы тьютеров для школьников. Те, как известно, помогают в адаптации и образовании ребенка с отклонениями в общей системе образования. А семейный тьютер системы опеки мог бы адаптировать и детей и родителей к тем трудным условиям жизни, в которых они оказались.


Дети с инвалидностью в Москве могут присмотреться к творческим профессиям

Условия жизнеспособности этих инициатив назвал председатель Экспертного совета по безопасности и взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами Антон Цветков.

— Синтез работоспособного общественного и государственного контроля, — считает Цветков, — это слаженная работа медиков, участковых, управляющих компаний, которые, считаю, обязаны информировать органы прокуратуры о больших задолженностях по коммунальным услугам в квартирах, где есть дети. Также надо расширить доступ полиции в квартиры, если там нарушаются права детей. Еще стоит помнить, что нужен закон, защищающий права детей мигрантов, где эта проблема не менее остра, чем в российском обществе.

источник: rg.ru


Еще по теме