novoevmire.biz
Общество

Убили Еву


Для Анны Савицкой теперь 23 августа является самым трагическим днем в жизни. В этот день два года назад во время родов она потеряла своего первенца, а еще здоровье и надежду когда-нибудь стать матерью.
Фото: iStock

— Меня резали как поросенка, — плачет Анна, на живот которой нельзя смотреть без слез. Два огромных шва вдоль и поперек. Но самый большой рубец остался в ее сердце.

— Я всегда мечтала о детях. Представляла, как у меня будет дочка, как я буду заплетать ей косички. Решение завести ребенка было осознанным. Мне 28 лет, Александр чуть старше.

Беременность была желанная и долгожданная. Ведь и она могла не наступить. По вине врачей, которые не увидели вовремя проблему, — и из-за запущенности ситуации пришлось удалить один яичник.

— Мы были несказанно счастливы, что все получилось. Как узнала, что в положении, не затягивая, встала на учет в женскую консультацию. Сдавала анализы, проходила скрининги. И все всегда было хорошо. Никаких отклонений, — говорит Аня.



Тюменские врачи удалили у ребенка огромную опухоль с зубами внутри

И сегодня она бережно хранит первое и единственное фото своей малышки — распечатанный снимок с УЗИ. Как же она смотрела на него и ждала их первой встречи!

— У нас уже было куплено все для нашей девочки. У нее было имя — Ева. Кроватка, коляска, пеленки, распашонки, игрушки… Отправляясь в роддом, я была уверена, что максимум через неделю вернусь с дочкой на руках.

Утром 21 августа у Анны начал болеть живот. Срок 40 недель — не удивительно. Как раз время рожать. Как следует из судебных материалов, в женской консультации беременная уже была в полдень, где ей сделали кардиотокографию (КТГ) и экстренно направили в родильное отделение. С этого момента и началась череда событий, приведших к трагической развязке.

— Около 13.30 я поступила в акушерско-физиологическое отделение ЦРБ Апшеронского района, где была осмотрена заведующим отделением. Врачу я сообщила о том, что у меня один яичник. Мне вновь провели КТГ (по его результатам частота сердечных сокращений ребенка была чуть ниже нормы) и отправили в предродовую палату. Тогда малышка еще активно шевелилась, и я была спокойна, хоть и очень волновалась, — вспоминает Анна.

Живот продолжал ныть, но что именно это — схватки или что-то еще, беременная, у которой это все было впервые, не понимала.

— Утром на следующий день во время обхода меня осмотрел врач, я пожаловалась, что живот болит, но ребенок почти не шевелится. На что услышала: «Будем ждать, роды запланированы на 24-е, показаний для экстренной операции нет. Все в пределах нормы». На просьбу сделать УЗИ от меня отмахнулись.



Россиянам стал доступен новый сервис "Личный медицинский кабинет"

Но состояние Анны становилось только хуже. Отметим, 22 августа ее осматривали трижды и каждый раз говорили, что все нормально.

— Мне уже начало казаться, что надо мной издеваются. Когда в палату пришли за моей соседкой, я спросила: «А меня?» «Тебе не срочно!» — услышала в ответ. А когда в обед у меня начались схватки (их не спутаешь ни с чем), я сама подошла к дежурному врачу. Умоляла сделать мне кесарево сечение, но он лишь рявкнул: «Иди в палату!»

Вечером Анна уже не могла ходить и, держась за стеночку, вновь еле добралась до кабинета врача. Но доктор упорно твердил: «Еще рано».

— Мне дали две таблетки обезболивающего. Велели сперва выпить одну, а если не пройдет, вторую. Я послушно сделала то, что мне сказали. И даже уснула. Проснулась от страшной резкой боли. В 23 часа я чуть ли уже не ползла к врачу. Но только в 00.30 23 августа мне сделали КТГ плода. Оно выявило нарушение сердцебиения ребенка. Врач проткнул околоплодный пузырь, воды оказались зеленые… Потом были общий наркоз и экстренное кесарево… В 00.50 наш ребенок, наша долгожданная девочка, умерла.


Причиной смерти согласно результатам проведенного патологоанатомического исследования стала острая асфиксия плода.

К Анне долго никого не пускали. А когда родным все-таки позволили ее навестить, они ужаснулись: желтое и отекшее лицо, высокая температура. Они стали требовать, чтобы ее перевели из Апшеронска в Краснодарскую краевую больницу. Но только через два дня с подозрением на перитонит в критическом состоянии Анна Савицкая была переведена в краевой стационар. В тот момент единственным способом спасения ее жизни стало удаление матки. Как оказалось, в роддоме во время кесарева сечения у нее удалили второй яичник. Не исключено, что у врача в тот момент просто дрогнула рука…

На Ставрополье проверят причины серии смертей младенцев в роддоме

Анна выжила. Но потеряла возможность когда-нибудь забеременеть, выносить и родить собственного ребенка. Теперь у пары вся надежда на суррогатное материнство. Его стоимость около 1,5 млн рублей.

Анне и Александру понадобилось два года, чтобы наказать медучреждение. Однако привлечь к ответственности врача, того самого, что халатно отнесся к своим обязанностям, не удалось.

Конечно, в больнице после громкого инцидента проводилась проверка. Но не в интересах медучреждения подрывать свою репутацию. По результатам внутриведомственного разбора комиссия ЦРБ Апшеронского района пришла к выводу, что «при оказании медицинской помощи Савицкой А.А. на этапе стационара были выявлены дефекты ведения медицинской документации». В итоге заведующий акушерско-физиологическим отделением отделался лишь вынесенным замечанием. А вот тот самый врач-коновал к ответственности привлечен не был.


«Применить меры дисциплинарного наказания к врачу не представляется возможным, так как он уволился из МБУЗ «ЦРБ Апшеронского района» — цитируем информационное письмо, направленное больницей в суд.

— Счастливое событие — рождение долгожданного ребенка — обернулось для нас с мужем трагедией, моему здоровью причинен невосполнимый вред, я испытываю страдания из-за женской неполноценности и невозможности снова стать матерью, — написала в своем обращении в суд Анна Савицкая. — Врачи больницы не оставили нам никаких шансов быть родителями, так как у нас с мужем есть только одна возможность — суррогатное материнство. В дальнейшем для реализации процедуры суррогатного материнства нам потребуются значительные денежные суммы.


Анна и Александр Савицкие ждали ребенка и были счастливы. Фото: Из личного архива семьи Савицких

Виновным в моральных страданиях супругов суд признал ЦРБ Апшеронского района. Анне Савицкой медучреждение обязано выплатить 500 тысяч рублей компенсации морального вреда, ее супругу — 250 тысяч.

Также медучреждению придется оплатить судебные издержки, траты на проведение экспертиз, транспортные расходы, погребение. Еще более 150 тысяч рублей. В общей сложности 905 тысяч.


КомментарийРешение в силе

Алексей Пешков, специалист по защите прав пациентов, арбитр коллегии автономных третейских судей «Южный региональный арбитраж»

— Судебная практика подтверждает тот факт, что даже при имеющейся непрямой косвенной связи между дефектами медицинской помощи и причинением вреда здоровью (наступлением смерти), в силу требований ст. 151, 1064 Гражданского кодекса РФ, судами удовлетворяются требования истцов о компенсации морального вреда. На настоящий момент определение суда апелляционной инстанции вступило в законную силу, исполнительные листы направлены в министерство финансов Краснодарского края для последующей выплаты компенсации морального вреда и материального ущерба моим доверителям.

источник: rg.ru


Еще по теме