novoevmire.biz
Общество

В книжном объяснили отказ продать школьнице стихи Есенина и Маяковского

В Екатеринбурге в трех книжных супермаркетах федеральной торговой сети 17-летней школьнице не продали упакованные в полиэтилен сборники стихов Маяковского, Есенина и Бродского с маркировкой 18+. Девочка возмущена: как же так, ведь эти авторы в школьной программе?

Как пояснили "РГ" в пиар-службе книжной сети, в данном случае продавец соблюдает федеральный закон о защите детей от вредной информации. Продай магазин 17-летней книгу с маркировкой 18+, родители той же школьницы могли бы обратиться с заявлением в прокуратуру о правонарушении, и компанию ждал бы штраф, сумму которого недавно заметно увеличили — до 50 тысяч рублей с юридического лица. Конституционное право школьницы на получение информации при этом не было нарушено: в тех же магазинах она могла приобрети другие сборники авторов, специально предназначенные для школьников.


Уральской школьнице не продали сборники Есенина и Бродского

Книги, которые хотела купить старшеклассница, содержат нецензурную лексику, объяснили в издательстве.

По требованию федерального закона "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", до начала оборота на территории Российской Федерации информационную продукцию маркирует издатель с участием экспертов.

Общественность горячо обсуждает инцидент: "По сравнению с тем, что дети могут найти в интернете или слышат на улице, стихи классиков безобидны, и запрещать их абсурдно. Как можно запретить читать?" Но федеральный закон гласит: можно и нужно.

— Да, мы не можем сказать, что наши дети не знакомы с нецензурной лексикой. Они могут услышать и увидеть нечто неподобающее на улице, в интернете, кино и по телевизору. Мы не можем тотально оградить их от травмирующего детскую психику контента. Но и в этой ситуации должны обозначить границу: мы не должны сами совать им в ручки книги с обсценной лексикой, — считает Неля Жамалетдинова, директор Свердловской областной детской библиотеки.

Мнение

Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков:

— История непростая, конфликты по применению закона о защите детей от вредной информации возникают периодически. Моя позиция такова: возрастная маркировка — это не знак запрета, а знак предупреждения. Каждый конфликтный случай надо рассматривать индивидуально и не забывать о том, что запрет для ребенка — это чрезвычайно сильный мотиватор. Сегодня мы говорим об упакованном в полиэтилен Маяковском, — и сколько школьников сегодня же полезет в интернет, чтобы познакомиться с "нецензурным" Маяковским? Ограничения должны быть разумны, абсурдом выглядят перегибы в ту или другую сторону. Но эти инциденты "обкатывают" закон о вредной информации: его совершенствует сама жизнь и здравый смысл.

Между тем

Тема возрастной маркировки актуальна для екатеринбургского ТЮЗа, который вчера выпустил "Евгения Онегина" 14+. Это один из примеров корректной трактовки закона, ведь, если следовать его букве, "откупори шампанского бутылку" можно счесть примером не осуждаемого употребления алкоголя, о котором говорит закон.

— Конечно, мы сократили роман, — объясняет Наталья Аристова, замдиректора театра. — Прочитать его вслух можно за шесть часов, наш спектакль — полтора часа. Нам пришлось пойти на изменения, которые нам продиктовало не столько законодательство, сколько творческий замысел: мы ставили историю любви, в которой упоминание шампанского было совсем ненужным.

источник: rg.ru

Еще по теме