novoevmire.biz
Общество

Высокая вода


Казалось бы, о чем говорить? Здорово! Один из немногочисленных поводов с уважением отнестись к своим соотечественникам. А тут еще Валерий Абисалович Гергиев дал благотворительный концерт, средства от которого пошли в помощь пострадавшей от высокой воды жемчужины Адриатики. Спасибо и Гергиеву. Так о чем еще говорить — радоваться надо за россиян, за Мариинку.

Нет. Не тут-то было. В пресловутых русскоязычных социальных сетях вопрос был немедленно поставлен ребром: небось на спасение многострадального Тулуна, что в Иркутской области, у богатеньких благотворителей денег не нашлось, а на заграничный городишко — пожалуйста. Вот он, настоящий, истинный тест на патриотизм.


Валерий Гергиев дал концерт в посольстве Италии в поддержку Венеции

Там, в сетях, Петр Кузнецов возмущается: «Круто, да? Но речь не о Тулуне в Иркутской области. Город вообще не в России».


Там некто Аноним встревожен не на шутку: «Жируют гады: жрут и кофею на улицах пьют. Шмотки модные, тепло, море вокруг и корабль семиэтажный подогнали — ехать куда угодно, а им за это еще воспомоществование собирают. А жители Венеции сколько собрали пострадавшим в Иркутской области? Умом Россию не понять. Всем, только не себе помогаем. Обидно за такие действия».

Если я правильно понял собственным умом Анонима, то обидно ему за то, что своим не помогаем, а чужим — пожалуйста. Еще одно нечеловеческое усилие ума подскажет нам, что всех этих жертвователей в пользу Венеции надо бы проверить: а) на легальность доходов, б) на иностранное финансирование, в) на мотивы финансовой помощи государству, состоящему в НАТО.

Но если поднапрячься и постараться все же понять Россию умом, а не другими частями тела, то мы с Анонимом, с Петром Кузнецовым и другими пленниками соцсетей с удивлением обнаружим, что: а) помогать, конечно же, надо и Тулуну, и Венеции, поскольку и там, и там — пострадавшие люди, которым плохо; б) и Тулун наш, и Венеция тоже наша, не чужая, и Рим с Колизеем и музеями Ватикана — наши, и Париж с его импрессионистами и Роденом — тоже наш, без них, как без Толстого и Достоевского, нам не прожить; и Нью-Йорк с его великолепным Манхэттеном, Чарли Чаплиным, Сикорским, Зворыкиным, Юлом Бриннером, Иосифом Бродским — тоже наш. Так принято у тех, кто понимает Россию и другие страны умом и сердцем. И если понимать таким образом Венецию, то куда же мы, наши дети и внуки денемся без пьяццы Сан-Марко, которую Наполеон с восторгом называл лучшей гостиной Европы, без фресок Тинторетто, без холстов Тициана, Карпаччо, Джотто, Беллини, без церкви Санта Мария делла Салюте и церкви Санти Джованни е Паоло.


о и наша культура тоже, это наше достояние. Вот теперь вода затопила крипту нашей великолепной базилики Сан-Марко. В этой церкви огромное количество того, на чем держится и наша жизнь, включая мощи евангелиста Марка и колонны второго храма. Это то же самое, если бы затопило вышедшей из берегов Нерлью шедевр — церковь Покрова. Наш, русский шедевр, но и итальянский, и британский, и французский тоже. Потому что, если понимать Россию умом, то образованному итальянцу, французу и англичанину без церкви Покрова на Нерли было бы так же худо, как без церкви Сан-Марко или без собора Нотр-Дам де Пари. Разве этот шедевр не наш с вами, разве восстановить его после пожара — не в наших с вами интересах? Да хотя бы из чувства благодарности за те минуты счастья, которые подарил каждому приехавшему в Париж остров Сите.


Уровень воды в Венеции превысил в воскресенье отметку 160 сантиметров

А если бы Соборную площадь Кремля затопила бы (не дай Бог) вышедшая из берегов Москва-река? Не сомневайтесь: мы получили бы любую помощь отовсюду. И не только потому, что Московский Кремль — детище итальянца Аристотеля Фьораванти, а потому что это и русская, и наша общая с миром гордость.

Если, конечно, понимать Россию умом.

источник: rg.ru


Еще по теме