novoevmire.biz
Промышленность

Кредит доверия


Уральский государственный экономический университет (УрГЭУ) создавался в конце 60-х годов прошлого века как институт народного хозяйства. Он так и остался единственным на территории Большого Урала профильным университетом экономического плана. Что удается вузу в подготовке специалистов для производства, в экспорте образовательных услуг, а что нет и почему, рассказал ректор УрГЭУ доктор экономических наук, профессор Яков Силин.
Яков Силин: Установка у нас такая: если мы провели обучение, а заказчику оно не понравилось, он может его не оплачивать. Фото: Елена Елисеева/РГ

Яков Петрович, знаете, где трудоустраиваются ваши выпускники?

Яков Силин: Больше всего здесь, в Екатеринбурге, Свердловской области и в целом — в уральском макрорегионе. И это понятно: в последние годы 55-60 процентов обучающихся — свердловчане, остальные из соседних регионов, и все больше становится иностранных студентов.


Удается соответствовать запросам реальной экономики?

Яков Силин: За изменениями в экономике любому вузу угнаться крайне сложно, а пожалуй, и невозможно: меняется все очень динамично. Образование реагирует на подвижки в производстве с определенной задержкой: для того чтобы начать обучение по определенному направлению, требуется серьезная подготовка, а это время. УрГЭУ за количеством направлений обучения, за модой в образовании не гонится, для нас самое важное — качество. Следовательно, надо анализировать тенденции в мировой экономике, выделять векторы развития, которые задает правительство страны, субъект Федерации. Применительно к региону такими индикаторами запроса могут быть долгосрочные программы. Например, «пятилетка развития» или Уральская инженерная школа в Свердловской области.


Школьникам помогут определиться с профессией будущего

Но так же важны и глубокие связи вуза с предприятиями: надо участвовать в переподготовке кадров, помогать предприятиям решать иные задачи: технические, технологические. Для нас это очень полезный опыт, чтобы преподаватели знали, что происходит на производстве, и именно с учетом этого понимания и знания практики уже учили студентов и магистрантов. Но, даже если у вуза нет договорных отношений с предприятиями каких-то профильных для него отраслей, найти способы освежить знания сотрудников вуза о своих секторах экономики все-таки можно. У любого из наших преподавателей есть возможность пройти на интересующем производстве стажировку — мы ее оплатим.


С какими предприятиями сотрудничаете постоянно? Наверное, прежде всего с крупными?

Яков Силин: Да, но не только. Несмотря на то что крупный бизнес, как правило, имеет собственные мощные образовательные центры (как, например, у Трубной металлургической компании, группы ЧТПЗ и многих других производственных объединений), он активно вкладывается и в вузы, и в иные образовательные структуры. Почему? Требования к кадрам очень высокие, постоянно появляются какие-то новые знания, способные повлиять на экономику предприятия. Где их получить? Они концентрируются как у практиков, так и в университетах. Объединение практиков, производства, бизнеса и вузов дает кумулятивный эффект. Поэтому крупные производственные структуры ежегодно организуют переподготовку кадров: по разным программам, для специалистов разных уровней, разной направленности и продолжительности. Так мы сотрудничаем с ЕВРАЗ НТМК, заводом имени Калинина, НПО автоматики, Уральским оптико-механическим заводом и многими другими.

Обучая молодежь из других стран в России, мы создаем перспективы сотрудничества в области экономики и политики между нашими странами на десятилетия вперед

Руководители всегда точно знают, какие знания требуются тем или иным специалистам предприятия? Как формулируется заказ вузу на переподготовку кадров?

Яков Силин: Возьмем НПО автоматики. Генеральный директор Андрей Мисюра ставит задачу примерно так: нужно повысить квалификацию таких-то специалистов. Говорит, сколько примерно часов он готов выделить на обучение и по каким направлениям. Мы разрабатываем программу, представляем ее, предприятие корректирует учебный план, утверждаем и приступаем к обучению. Часть занятий проводим прямо на производстве, часть у нас. Да, руководитель предприятия всегда знает, по каким направлениям требуется повысить квалификацию специалистов. Сегодня это чаще всего финансы, менеджмент.



Реформа права избавит бизнес от обвинений в экономическом криминале

Занятия на таких курсах ведут только ваши преподаватели?

Яков Силин: Нет. Мы привлекаем и наиболее сильных сторонних специалистов с крупных предприятий, бизнес-тренеров, представителей частных фирм, которые занимаются образованием. Причем установка у нас такая: если мы провели обучение, а заказчику оно не понравилось, он может не оплачивать его. Мы сами оплатим труд преподавателей, но дальше, разумеется, разберемся, почему так произошло, чтобы не повторять ошибок. На таких условиях, мы, например, сотрудничаем с одним из самых крупных в России предприятий — Уралвагонзаводом. Ведем для него магистратуру, в бакалавриате учатся их ребята, проводим разную переподготовку, в частности, есть такая форма, как школа генерального директора, где повышают квалификацию руководители цехов, их заместители, руководители служб, структурных подразделений. Когда начинали сотрудничество, руководитель Уралвагонзавода сказал: «Если хоть раз нам не понравится результат, мы с вами больше не работаем!». Уже пятый год сотрудничаем.


Вот как! И как определить, успешно ли было обучение?

Яков Силин: Судить заказчику. Если после повышения квалификации на определенном участке предприятия не стало больше порядка и дисциплины, не растет производительность, значит, обучение было бестолковым: они же направили на учебу не абы кого, а перспективных заинтересованных руководителей. Недавно мы подписывали договор о сотрудничестве на очередной год с директором еще одного из заводов, он мне говорит: «Помнишь, я тебе год назад говорил: не понравится — расстанемся?». «Помню». Мы провели для этого предприятия очень объемную по часам переподготовку начальников цехов и их заместителей. «И что?» — спрашиваю. «18-20 процентов — рост производительности в цехах!». Хорошо!


Инженеры предложили уникальную технологию выработки энергии из капель воды

В свое время руководство страны поставило перед вузами задачу наращивать экспорт образования. Даже требование такое было от профильного министерства: иностранцы должны составлять минимум один процент от общего числа студентов российского вуза. Как у вас с экспортом?

Яков Силин: У нас уже четыре процента.


годня мы обучаем около 1160 студентов из 55 стран мира, вскоре их будет 56. Но могли бы увеличить подготовку иностранных специалистов не на проценты, а в разы, поскольку спрос на образование от УрГЭУ большой и стабильный. Но — ограничение: нам просто негде разместить ребят, которые хотели бы получить высшее экономическое образование в Екатеринбурге. Нужны дополнительные общежития. На свои деньги мы очень многое улучшили в наших общежитиях, но их в принципе мало. По-хорошему, большинство зданий нужно либо реконструировать, либо передать кому-нибудь, или снести и построить новые, ведь необходимо создавать среду, в которой молодые люди будут жить не хуже, чем дома. Наш вуз, как, думаю, и любой другой, где хотели бы получать образование иностранные граждане, готов вкладывать в развитие общежитий свои средства, но, увы, требуются миллиарды.

Понятно, что обучать молодежь других стран по российским программам можно и в родной им стране. Сейчас, например, мы готовим такое соглашение с Наманганской областью Узбекистана, где школы выпускают ежегодно свыше 600 тысяч ребят, а сама страна не способна предложить им места и в вузах, и в средних специальных заведениях. Да, это тоже экспорт образования. Но давайте все-таки не забывать, что, если высшее образование молодой иностранец получает в России, он воспринимает элементы наших ценностей и культуры, образа жизни и традиций. Это мягкая сила, это реальное влияние в мире. Обучая молодежь из других стран в России, мы создаем перспективы сотрудничества в области экономики и политики между нашими странами на десятилетия вперед. Если мы хотим получить такой эффект, то должны обеспокоиться строительством общежитий для региональных вузов, наиболее востребованных у иностранцев.



Вузы и колледжи сделают упор на практику

Как вы знаете, в недавнем обращении к Федеральному собранию президент России заявил, что нам нужно заняться развитием системы вузов в регионах. Я бы очень хотел, чтобы этот тезис нашел отражение главным образом в двух вещах: в поддержке со стороны государства строительства общежитий и увеличении самостоятельности вузов.

Вузам не хватает самостоятельности? В чем?

Яков Силин: В том, чтобы они могли брать больше ответственности за развитие на себя. Ситуация тут странноватая. С одной стороны, наш ученый совет ежегодно управляет почти 1,5 миллиарда бюджета, из них не менее 85 процентов — собственные доходы. А взять кредит 50 миллионов на какие-либо острые нужды не может! Через казначейство и профильный департамент Министерства науки и высшего образования движение средств по счетам вузов просматривается буквально онлайн. Но при этом принятие решений о кредитах очень забюрократизировано. Я как ректор готов персонально отвечать за каждый потраченный рубль. Уверен, что вузы быстрее бы развивались, если бы имели большую самостоятельность в этом вопросе, могли бы брать на определенные цели такие кредиты. Самостоятельность и самодостаточность плюс доверие делают вузы сильнее.

источник: rg.ru


Еще по теме