novoevmire.biz
Промышленность

Квота для своих


В сентябре на заседании Военно-промышленной комиссии (ВПК) планируют обсудить необходимость введения квот на закупки гражданской продукции в рамках нацпроектов. Представители оборонной промышленности считают, что такие меры ускорят диверсификацию отрасли. Их основные оппоненты в этом вопросе — Минфин РФ и Федеральная антимонопольная служба.
Оборонное предприятие в Екатеринбурге выпускает современные трамваи, но города пока не готовы закупать их массово. Фото: Татьяна Андреева/РГ Стоит рискнуть

Тема квот с повестки дня не сходит уже несколько месяцев. Так, 18 июля эту идею поддержали члены экспертного совета по развитию электронной и радиоэлектронной промышленности при комитете Госдумы по экономической политике, а на международной промышленной выставке Иннопром-2019 за администрирование с целью формирования емкого заказа на «гражданку» высказался вице-премьер РФ Юрий Борисов.



Уральский ОПК нашел на "гражданке" применение своим разработкам

— Безусловно, это решение несет в себе риски. Во-первых, есть опасность получить монополистов, которые будут устанавливать цены. Во-вторых, отечественные товары могут оказаться недостаточно качественными. Наша задача — обойти эти «мины» и превратить квотирование в простую, но действенную норму, — подчеркнул он. — Квота необходима тому, кто способен выпускать конкурентоспособную по потребительским характеристикам продукцию. На этапе стартапа ему можно подставить плечо, например, в виде преференции по цене на торгах до 30 процентов.

Проблема не только в том, что оборонка чувствует себя на гражданском рынке, как слепой котенок, но и в закредитованности предприятий: их долговая нагрузка суммарно превышает 2,2 триллиона рублей, только на выплату процентов уходит 200 миллиардов в год. Эти цифры сопоставимы с плановой прибылью. Возможностей опереться на внутренние источники почти нет. Если по гособоронзаказу все, от НИОКР до серийного производства, оплачивает государство, то гражданскую продукцию приходится разрабатывать на собственные и привлеченные средства. В итоге рентабельность ее производства составляет лишь 3-5 процентов.

— Мы уже предложили провести «расчистку» кредитного портфеля ОПК. Во всем мире государство в таких случаях помогает: проводит докапитализацию предприятий либо реструктуризирует долги, — отмечает Юрий Борисов.


Этот вопрос тоже будет рассматриваться на сентябрьском заседании ВПК.

Замаскированный импорт

По мнению индустриального директора Ростеха Сергея Сахненко, квотирование закупок — мера вынужденная, но важная, вводить ее надо на определенный период. Кроме того, он предложил отменять закупки при несоблюдении заказчиками политики импортозамещения.

— Зачастую в документах необоснованно завышаются технологические требования, смешиваются лоты, указываются специфические характеристики товаров — при таких условиях нашим производителям не то что выиграть, даже выйти на конкурс невозможно. Так, рынок телекоммуникационного оборудования в 2018 году в целом оценивался в 80-100 миллиардов рублей, наша доля — 10 миллиардов, остальное утекло за рубеж, — приводит шокирующие цифры Сахненко.

Эксперт предлагает утвердить актом правительства условия обязательного авансирования госконтрактов в сфере импортозамещения, а также установить ограничения на импорт. Необходима и доработка единой информсистемы, чтобы буквально одним кликом можно было вывести на экран все потребности в том или ином виде товара.

Представители малых инновационных предприятий опасаются, что в результате союза с оборонными заводами потеряют права на интеллектуальный продукт

Правительство, в свою очередь, рекомендует производственникам переходить к контрактам с отлагательными условиями на 1-3 года: если требуемые технические и ценовые характеристики будут выполнены, заказчик обязан выкупить продукцию. Именно таким образом организовано сегодня производство морской и авиатехники, но механизм можно распространить на весь спектр продукции ОПК.


Чем полезен чужой опыт

Надо отметить, что практика предоставления преференций собственным производителям ОПК не нова. В частности, ее используют страны-лидеры в производстве радиоэлектроники — США, Китай, Япония. Но у квотирования есть как сторонники, так и противники. Так, замминистра экономического развития РФ Азер Талыбов заявил, что это очень чувствительная мера, которая может деформировать рынок.

— В то же время мы понимаем, что без специальной поддержки добиться результата в диверсификации ОПК невозможно, — признал чиновник. — Хорошо бы посмотреть зарубежный опыт: зачастую в России успешно конкурируют, иногда даже демпингуют те, кого национальные агентства субсидируют как экспортеров. На рынке есть ниши (обслуживание газовой сферы, энергетики), где оборонка потенциально востребована. Можно поставить задачи крупным госкорпорациям закупать соответствующую технику. Емкость рынка нацпроектов — шесть триллионов рублей.

Уральские оборонщики предложили создать научные ротыСвердловские оборонщики создали экспертный совет по промдизайну

Обратить внимание на опыт других стран советует и президент Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов.

— Очень бы хотелось увидеть бенчмаркинг — сравнительный анализ условий. Например, китайские судостроители получают в виде субсидии 30 процентов от цены построенного корабля при его экспорте. Российский внутренний спрос огромен, мы видим это, но удовлетворить пока не можем. Более половины речных судов из 11 тысяч, числящихся в регистре, старше 35 лет, — рисует промышленник перспективы для гражданского производства.


Губернаторы уральских регионов, где ОПК — одна из базовых отраслей, однозначно за здоровый протекционизм. К примеру, Курганская область уже закупила у местных оборонщиков партию дорожных и уборочных машин, планирует приобрести лесопожарную технику.

— Для этих предприятий гражданский рынок — новый, к работе на нем нужно подойти очень ответственно. Прежде всего определиться с технологическим инвестором, который не только сделает заказ, но и, возможно, поможет переоснастить станочный парк, получить технологическую документацию. Эту работу мы ведем, надеюсь, что до конца года будет ясность по нескольким проектам, — сообщил врио губернатора Зауралья Вадим Шумков.

В Свердловской области уровень производства «гражданки» выше среднероссийского — 33 процента. На оборонных заводах закупается перинатальное оборудование, системы уличного освещения, изотопы для радиомедицины, подметальные машины.

— Стараемся поддержать своих производителей, но это трудно. Например, на Уралвагонзаводе собирают хороший трамвай, при этом в стране имеется еще два производителя аналогичной техники — в Усть-Катаве и Твери. Найдите хоть одну госкорпорацию в Китае, где менеджеры ездят на иностранных автомобилях! И мы не должны стесняться поступать так же. Мое видение: в перспективе 4-5 ближайших лет необходимо оказать серьезные преференции ОПК в виде федерального заказа и определить перечень стратегических товаров с критериями по качеству, цене и конкурентоспособности, — рассуждает губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.


«Малыши» приходят с идеями

Для оборонного завода один из способов повысить долю гражданской продукции и обзавестись новыми компетенциями — приобрести технологического партнера из числа малого бизнеса. «Малыши» приносят с собой новые идеи, технологии, современный маркетинг, иногда рынок сбыта — то, чего остро не хватает оборонке. Правда, представители малых инновационных предприятий опасаются, что в результате такого союза потеряют права на интеллектуальный продукт.


Господдержку оборонных предприятий обсудили на "Иннопроме"

— Если при создании совместного предприятия контрольный пакет у ОПК, получаем дополнительную бюрократию, но имеем возможность финансировать проекты под субсидированный процент (6,5 процента годовых через опорный банк. — Прим. ред.). Если контрольный пакет у частного бизнеса, в KPI директора оборонного предприятия проект не учитывается, поскольку доходы СП рассматриваются как дивиденды, а не как выручка. Поменяв ситуацию, получим дополнительный стимул для отрасли, — считает Иван Бежанов, представитель НПО «Конверсия».

Удачные примеры таких технологических союзов уже есть. В Свердловской области пилотный проект центра позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ), построенный на технологии, выращенной в недрах ОПК, трансформировался в целую сеть. В проекте участвуют Росатом, компания «ПЭТ-Технолоджи», УрФУ и правительство региона. Концерн «Алмаз-Антей» в 2016 году организовал с компанией «Флоринтек» совместное производство оборудования для машиносчитываемой маркировки. Сейчас у СП уже шесть патентов и два промышленных образца, ведется подготовка к серийному производству — деньги на это получены из Фонда развития промышленности на пять лет по программе «Комплектующие».

источник: rg.ru


Еще по теме