novoevmire.biz
Туризм

Аньхой ждет гостей


Российские туристы уже освоили многие крупные города и курорты Китайской Народной Республики — в прошлом году там побывали 2,3 миллиона россиян. А этим летом Россию и Китай связал еще один прямой авиарейс — из Москвы в Хэфэй, столицу провинции Аньхой, что на востоке страны.

Провинция считается аграрной, хотя в ней есть и современные производства, а ее столица входит в десятку самых быстроразвивающихся провинциальных городов КНР. Как говорят сами аньхойцы, эта земля представляет собой весь Китай в "одном флаконе": высокие горы, бамбуковые леса и плодородные долины, величавая Янцзы и горячие источники, рис и чай, обилие фруктов и овощей… В общем, если хочешь понять Китай, поезжай в Аньхой.

А понять эту загадочную страну хочется. Как из отсталой, по преимуществу аграрной и бедной она в течение буквально 25-30 лет превратилась во вторую по мощи экономику мира, заполонила весь свет своей электроникой, автомобилями, текстилем, удобрениями, елочными украшениями (всего один китайский город производит 90 процентов мирового рынка игрушек и гирлянд к Рождеству)? А еще полетела в космос, построила небоскребы и многокилометровые мосты через заливы, привлекла триллионы иностранных инвестиций.


самое главное — за 10 последних лет вывела больше 700 миллионов своих граждан (половину населения) из нищеты: в 2009 году средний доход на душу населения составлял 1065,6 доллара, а в 2017-м — уже 3846,9 доллара. С начала двухтысячных средний класс вырос вдвое и сегодня составляет 37 процентов населения. И сейчас ЦК КПК поставил задачу: построить общество средней зажиточности. Так в чем сила, китайский брат?

Генетическая память

В Китае удивляет бесшовное соединение современности и многовековой истории. Философской мудрости Конфуция и Лаоцзы и современных технологий. Коммунистической идеологии и поощрения предпринимательства.

На центральной торговой улице Хэфэя рядом со сверкающими витринами бутиков — тихий буддистский храм и дом-музей одного из великих реформаторов Ли Хунчжана. Милитарист и сановник, усмиритель восстания крестьян-тайпинов и воспитатель наследника престола, отец китайской почты и телеграфа, создатель армии и военного флота, он непоколебимо стоял за развитие отношений с Западом, модернизацию своей страны, приезжал в Россию на коронование Николая II и подписал первой союзный договор с нашей страной. Память о нем хранят так же, как почитают аньхойца Бао Гуна — мудрого и неподкупного судью ХI века. Его музей и могила — место паломничества всех, кто ищет справедливости. А в центре Хэфэя разбит огромный парк его имени с озером и непременными лотосами.



Карстовый ландшафт Улун в городе Чунцин поражает воображение

В парке в адскую жару бегают физкультурники и танцуют под магнитофон пожилые пары.

Не забыли аньхойцы и персонажей эпохи Троецарствия, когда бились между собой государства Вэй, У и Шу. На месте военного лагеря победителей теперь тоже музей, огромный парк со скульптурами и виртуальными развлечениями: можно побиться мечом с врагами, можно залезть на неприступные скалы по веревке… Имена царей и героев помнят тут с детства, сохранились их могилы и есть живые потомки. А было дело, между прочим, в третьем веке нашей эры.

Китайские школьники уже давно соперничают с нашими на всемирных олимпиадах по математике, информатике и робототехнике. Но изучают в школе и искусство каллиграфии, которое требует душевного равновесия и развитого чувства прекрасного. И все это удивительным образом уживается в китайской голове без противоречий и отрицания.

Рис на десерт

Аньхойская кухня входит в число 8 основных кухонь Китая. Она столь же разнообразна и изысканна, как вся культура провинции, которая считается самой утонченной в стране. Описать все блюда, которыми тут будут, не повторяясь, кормить туриста всю неделю, невозможно. Как и понять, из чего это приготовлено, если специально не спросить. Вот только знакомый нам рис подают не как гарнир к основному блюду, а в конце обеда или ужина — как десерт. Сладкого тут тоже почти нет. Рис практически несоленый, как почти вся еда, но очень вкусный, возможно, потому, что тут его варят на пару.


Но главный секрет риса — не в тарелке, а в чеке, рассказывает знаток местной агрокультуры. Рисовые чеки тут повсюду — в пойме рек и речушек, на склонах холмов, у автотрасс. Его выращивают на одном и том же месте десятилетиями, а урожаи не только не падают, а напротив, растут. Благодарить за это надо уток и карпов. Как известно, ростки риса сажают (просто бросают) прямо в воду. Чтобы его не портили вредители в воде, в чек запускают молодь карпа. Чтобы зеленые листочки не ели вредители сверху, туда же запускают уток. Пока мальки не вырастут, уток от них отгораживают, а подросший карп агрессивен настолько, что утки его боятся. Потом рис созревает, утки и карпы вырастают, обогащая почву продуктами своей жизнедеятельности, а стол китайцев — собой. Получается тройной урожай и удобренный чек, готовый к следующему циклу. Так, может, секрет китайцев — именно в таких, веками отработанных решениях?

Бизнес в деревне

В старину Аньхой славился своими купцами. Крупные состояния они делали на торговле солью, чаем, рисом. Но мелкие лавки и лавочки давали доход сотням тысяч семей.

Сегодня в Китае растет не только крупный бизнес. Налицо и бум малого и среднего, включая рынок услуг, в том числе и электронные сервисы. И государство его всячески поддерживает — снимает барьеры, выделяет субсидии, облегчает доступ к ресурсам.

Вот деревня в округе Луян (Большой Хэфэй). Местные жители отсюда перебрались в город. И правительство провинции разрешило выкупить опустевшие дома художникам, скульпторам, гончарам и прочим мастерам искусств. Появился еще один туристический объект: гостям интересно побывать в мастерских, пообщаться с творцами, прикупить их шедевры. А художникам и творить на природе сподручнее, и сбыт своих произведений можно увеличить.



Почти 40% "доширака" в мире съедают в Китае

А вот деревня Хунцунь, которой уже почти 900 лет, — вся словно декорация из старой сказки. Да так и есть — здесь снимали знаменитый фильм "Крадущийся тигр, затаившийся дракон", который в 2000 году получил сразу 4 "Оскара". И деревня получила второе рождение — поток туристов, художников, фотографов сюда не иссякает. Местным жителям, может, он и в тягость. Но на всех улочках и даже в переулках шириной в метр они чем-то торгуют, домики все ухоженные. И местный "водопровод" — система каналов и канальчиков, из которых до 8 утра берут питьевую воду, а после восьми моют в них овощи, рыбу и посуду, стирают — исправно течет, как и шесть веков назад, когда его придумала какая-то добрая женщина. Только все жители от мала до стара — с сотовыми телефонами.

А вот еще одна деревня Сюли, в переводе Прекрасное Место. Это уже чисто киношный проект — один из подрядчиков известного кинорежиссера Чжана Имоу свез сюда опустевшие дома из окрестных деревень. Тут есть и лавочки, и кинотеатр со старыми афишами, и харчевни, и открытая сцена для пекинской оперы, и общественный центр с неизменным портретом Великого кормчего Мао… Можно снимать кино, а можно взять напрокат любой исторический костюм и наснимать сколько хочешь селфи в экзотических интерьерах.


У персиковой тропинки

В кинодеревне есть небольшой павильон, который некогда жители еще живой деревни построили в память о двух братьях-близнецах. Мальчишки остались сиротами, и вся деревня помогала им, как могла. Потом они ушли в большой мир, занялись торговлей и разбогатели. И, вернувшись в деревню, сами щедро помогали бедным.

Это здесь древняя традиция — добившиеся успеха люди возвращали родной деревне некий моральный долг: строили бедным дома, школы для детишек, помогали деньгами. Коллективизм и сейчас — сильная черта китайцев, они редко говорят "я", чаще — "мы".

Известно, что китайцы невероятно трудолюбивы. А еще пунктуальны и церемонно вежливы, поэтичны и чувствительны к красоте. Это видно и по маленьким дворикам в деревнях — там обязательно есть красивый уголок с утварью, каким-нибудь старым кувшином, ажурным красным стулом, гармонично подобранными цветами в разнокалиберных горшках и вазонах. И по именам, которые они дают природным объектам: Цветочный сад у персиковой тропинки, гора Цветок лотоса, скала Бессмертный рыбак, сосна Мальчик с протянутыми руками…


Появилась новая серия книг-"путеводителей" по эпохам истории Китая


Увидеть в провинции Аньхой можно еще много чего — таинственный бамбуковый лес, в котором растут 40-метровые удочки толщиной с правый бицепс Брюса Ли, волшебные горы Хуаншань, куда ежегодно поднимаются по бесконечным ступеням миллионы туристов, водное шоу, которое своими умопомрачительными номерами не уступит знаменитому цирку Дю Солей. А еще понежиться в горячих источниках и поплавать в огромном бассейне спа-центра, подивиться старинной технологии производства туши для каллиграфии и рисования и соевого сыра-тофу, побывать на чайной плантации фабрики "Бай Юн Чжунь Хао" (что значит "Белое облако весенних почек"). Полюбоваться изяществом чайной церемонии, которую покажет прелестная барышня Шэнь Ци, что в переводе означает Солнышко, и попробовать сто сортов сказочного чая…

И это значит только одно — что надо будет снова сесть в самолет и прилететь сюда, чтобы попытаться почувствовать и понять эту удивительную страну. И, может быть, чему-нибудь поучиться.

источник: rg.ru


Еще по теме